Бесчинство

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
Министру социальной защиты населения Российской Федерации Памфиловой Э.А. и Генеральному прокурору Российской Федерации Степанкову В.Г.

Уважаемая Элла Александровна!
Уважаемый Валентин Георгиевич!

Поскольку все обращения к вам остаются без объективного рассмотрения, без ответа по существу, попадают в руки тех должностных лиц, действия которых оспариваются, это письмо направляем в редакцию газеты «Судьба» с просьбой опубликовать его.

Надеемся, что должная реакция, наконец, последует и в истории мытарств и унижений нашего товарища по несчастью Жуховского Леона Леоновича из Санкт-Петербурга — истории, не имеющей аналогов в практике работы ни Российского, ни Международного союзов б.м.у., будет поставлена точка.

Но — обо всем по порядку.

20 февраля 1991 г. в Межведомственную общественную комиссию по делам бывших малолетних узников фашизма (в дальнейшем — МОК, образована в соответствии с п. 4 известного «льготного» постановления СМ СССР от 13 августа 1990 г. N 814) за помощью и поддержкой в отношении признания за Жуковским Л.Л. его прав б.м.у. с официальным письмом (исх. №23) обратился председатель совета Ленинградского отделения Союза. В упомянутом письме излагалась и комментировалась создавшаяся ситуация.

Несмотря на то, что Жуховский Л-Л. родился в разгар войны (1943 г.) в Германии, в городе Нордхаузине — том самом, где существовал и функционировал одноименный концлагерь — такой же страшный, как Освенцим, Саласпилс или Бухенвальд, несмотря на то, что в соответствующих графах имелись соответствующие записи — о дате и месте рождения, несмотря на то, что по возвращении в СССР ему с матерью предоставили э Ленинграде жилье, оказали материальную помощь — бесспорное доказательств благоприятного для семьи результата госпроверки, — несмотря на все это в оформлении удостоверения б.м.у. нашему товарищу отказали. Мол, нет достойного основания.(?!)

Согласиться с подобным выводом, указывалось в письме, нельзя. Он безоснователен и вопиюще несправедлив. Однако доказать что-либо работникам органов собеса невозможно. Они не признают ни предоставленного Союзу права рассматривать и разрешать спорные вопросы, ни широкого спектра доказательств, которые можно использовать. Словом, требуется заключение МОК. Без него не обойтись.

На основе анализа прямых и косвенных доказательств и признаков пребывания Жуховского Л.Л. в нацисткой неволе, с учетом полученных ответов компетентных органов, в том числе зарубежных, об отсутствии интересующих нас архивных материалов, руководствуясь письмом Госкомтруда от 11 ноября 1990 г. В 3450-КД, в точном соответствии с установленной процедурой было сдано положительное заключение по делу Жуховского Л.Л.. Его направили в Ленинград сначала за подписью ответственного секретаря, а затем председателя МОК. Оно являлось и является основанием для безусловного исполнения орагнами собеса (социальной защиты населения) на местах.

Вот уже более двух лет заключение лежит под стеклом. В Ленинграде (Санкт-Петербурге) его не исполняют и пока, судя по всему, исполнять не собираются. Д что до причин, то они разные. И столь же нелепые, сколь и откровенно издевательские и глубоко оскорбительные.

Например, в свое время работники УСО мэрии Санкт-Петербурга на полном серьезе доказывали, что концлагеря в Нордхаузе никогда не существовало. Затем они пространно рассуждали на тему о необходимости выяснить «моральный облик» матери нашего товарища, намекая на возможные жизненные коллизии, «игнорировать которые нельзя». А теперь вот без тени сомнения утверждают, что заключения МОК, обращения РСБМУ и МСБМУ в органы социальной защиты есть … вмешательство во внутренние дела суверенного Российского государства.

И смех и грех!

Естественно, наступил черед наших обращений в Министерство социальной защиты населения РФ. Обращений настойчивых, подкрепленных аргументами, ссылками на нормативные документы. Однако, вместо того, чтобы потребовать исполнения заключений руководителей МОК, указать работникам УСО Ленинграда (Санкт-Петербурга) на необоснованность их действий, допущенную волокиту, кое-кто в Министерстве из соображений ложно понимаемой чести мундира (а возможно, и каких-либо других соображений) стал на путь выгораживания явно превысивших свои полномочия должностных лиц, поддержки ведомственных амбиций, утверждений, что основанием для принятия положительного решения относительно статуса б.м.у. может быть только концлагерный документ или справка МБ (КГБ), хотя это далеко не полный перечень доказательств, определенных нормативными документами.

Словом, в Министерстве «не сочли нужным». И тогда, много месяцев тому назад. И позже. И подобно тому, как оставили без внимания заключения МОК, так проигнорировали и направленные в Министерство относящиеся к делу Жуховского Л.Л.:

— выписку из резолюции по итогам заседания Центрального совета РСМБУ в Туле (26-27.11.92 г.); — вывод экспертной комиссии II конференции РСБМУ (27-28. 05.93 г.);

— выписку из резолюции пленарного заседания бюро Центрального совета МСБМУ (29-30.05.93 г.)

Хотя каждый из упомянутых документов давал все законные основания для незамедлительного решения практического решения вопроса. Ведь в соответствии с тем же, сохранившим жизненную силу своих принципов, письмом Госкомтруда СССР от 11.11.90 г. именно нам, союзам принадлежит решающее слово в рассмотрении спорных, конфликтных дел. Подчеркиваем это: решающее слово.

А дабы не выглядеть перед вами людьми, которые, не заглянув в святцы, сразу бьют в колокола, сообщим, что после двух десятков обращений в Ленинград — Санкт-Петербург (УСО мэрии, мэрия, городская прокуратура), мы адресовали свои письма:

— Министерству социальной защиты населения РФ (N 1244/10833 от 30.04.92, N 1402/11078 от 08.08.92, N. 297/12812 от 10.02.93, N668/13254 от 04.05.93, N 1268/15774 от 09.07.93, N 1354/15961 от 15.09.93 и другие). Некоторые письма направлялись на имя Министра;

— Генеральной прокуратуре РФ (N 2599/12475 от 26.01.93, N 668/13254 от 04.05.93, N 1272-МС от 27.07.93). Все письма направлялись на имя Генерального прокурора.

Всего 37 обращений.

Уважаемая Элла Александровна!
Уважаемый Валентин Георгиевич!

Заканчивая, мы хотели бы попросить вас обратить особое внимание на то, что, с нашей точки зрения, представляет собой в описанной истории наибольшее зло. Это:

а) ущемление должностными лицами в течение длительного времени прав и жизненных интересов Л.Л. Жуховского, как бывшего малолетнего узника фашизма, причинение ему материального и морального ущерба, который надлежит возместить прежде всего за счет виновных;

б) допускавшиеся работниками органов социальной защиты Ленинграда (Санкт-Петербурга) грубые нарушения прав и интересов бывших малолетних узников ранее, на что им уже указывали (сошлемся хотя бы на историю б.м.у. Ходченко И.С. — онкологического больного, инвалида второй группы);

в) явное игнорирование полномочий общественной организации, зафиксированных в нормативных документах;

г) откровенное нарушение требований и установок нормативных документов при определении прав граждан на льготы б.м.у;

д) порочная практика передачи на рассмотрение заявлений и обращений тем должностным лицам, правомерность действий которых оспаривается и, следовательно, объективность которых вызывает сомнения. И последнее. Не можем не назвать имен тех должностных лиц, чьими «героическими усилиями» сотворена постыдная история борьбы с нашим родившимся в неволе товарищем. Это: Авеевич А.А., Пентюков В.Е., — из УСО мэрии Санкт-Петербурга, Мутко В.Л., Шубина Н.В., Кузьмичев В.М. — из Комитета по социальным вопросам мэрии Санкт-Петербурга, Глебова М.В. Солодовникова Л.И. — из Мини-стерства социальной защиты населения РФ. (Глебова М.В. работает ныне в Совмине страны).

От имени союзов б.м.у.:

В. ЛИТВИНОВ — первый секретарь МСБМУ;

Т. КУДРЯШОВА — председатель совета Самарского отделения РСБМУ, член экспертной комиссии, созданной на II конференции РСБМУ;

Ю. ВОЛЬСКИЙ — секретарь МСБМУ;

Н. ПАСЕНКО — секретарь МСБМУ;

Л. СИНЕГРИБОВ — секретарь МСБМУ;

А. ДУБОВИК — член ЦС МСБМУ, заместитель руководителя рабочего центра МСБМУ;

Г. САГАЦКАЯ — председатель совета Башкортостанского отделения СБМУ, член экспертной комиссии, созданной на II конференции РСБМУ.

Архив | стр. 1, 3 «Судьба» №2 (Сентябрь 1993 г.)

Другие статьи по теме:

Родина, знай: снаряды не взорвутся

Отклик на статью «Справка из концлагеря»

Читать далее...

Исторически уникальное, нравственно окрыляющее

О движении, которое перевернуло жизнь тысяч и тысяч

Читать далее...

Сестре в глаза посмотри…

ТЕПЕРЬ верится с трудом, но это было: резкий немецкий говор, лай собак, оглушительный свист бича, погрузка в «телячьи» вагоны и долгий изнурительный путь в Германию. Казалось, привычный мир перевернулся. Но самое страшное было потом…

Читать далее...

Из почты этих дней

Сборник писем

Читать далее...

Поиск — Часть 1

Сегодня, когда тысячи и тысячи наших товарищей по несчастью не могут найти документы, подтверждающие факт пребывания в концлагерей, гетто или ином месте принудительного содержания, любая нить общего поиска может обернуться неожиданным результатом, вселить уверенность и надежду на успех…

Читать далее...