Исторически уникальное, нравственно окрыляющее

О движении, которое перевернуло жизнь тысяч и тысяч

Наше движение бывших малолетних узников — движение исторически уникальное, нравственно окрыляющее, ни с чем не сравнимое, которому еще предстоит сказать яркое, ведомое, убедительное слово и о прожитом и пережитом в войну и об изнурительной борьбе за признание и права после войны, И о высокой ответственности перед теми, кто навечно остался там, за колю-чей проволокой, в замкнутом лагерном пространстве.

В СССР жизнь бывших узников фашизма складывалась таким образом, что каждый их шаг, каждый их, даже скромный, успех давался с превеликим трудом, а то и боем. Эту далеко не лучшую для демократических обществ традицию наблюдаем — в той или иной мере — и ныне в новых независимых государствах.

Тем показательнее, что начавшееся более четверти века назад в Киеве, Витебске, Смоленске и других местах целенаправленные поиски бывших узников, благодаря усилиям пионеров-энтузиастов, самоотверженности и стараниям широкого актива, вылились в солидное общественное движение. В настоящее время о нем говорят и пишут, его исследуют. К его голосу прислушиваются.

В движении участвуют почти 250 тысяч человек. Они объединены в Белорусский, Казахстанский, Латвийский, Литовский, Молдавский, Российский, Узбекский, Украинский и Эстонский Союзы б.м.у. и образуют наш большой Международный союз. Созданы и функционируют 200 региональных отделений.

Не менее показательно и то, что на нашем счету не только частные, локальные успехи — в масштабе района, города, области. Их значения не преуменьшаем. Сегодня мы можем говорить об общенациональных достижениях в сфере социальной защиты б. м. у., их исторической реабилитации, нравственного возвышения, возвращения человеческих долгов — тех самых — о которых с болью в сердце вели речь на учредительной конференции при создании СБМУ при Советском детском фонде.

Вспомним о появившихся отнюдь не по мановению волшебной палочки документах, определяющих и наш статус, и наше место среди тех категорий граждан, заботу о которых государство считает своей важнейшей обязанностью.

Это и Указ Президента России №1235 от 15 октября 1992 г. «О предоставлении льгот бывшим несовершеннолетним узникам концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период второй мировой войны». И Закон Украины «О статусе ветеранов войны, гарантиях их социальной защиты (от 22 октября 1993 г.)», и Закон Республики Беларусь от 17 апреля 1992 г. «О ветеранах», и постановление Совета Министров Республики Крым N 914 от 25 декабря 1991 г. «О льготах бывшим несовершеннолетним узникам фашистских концлагерей».

Названные документы — предмет нашей гордости. Вспомним о пройденном мучительно непростом пути к достижению договоренностей с ФРГ о выплате единовременной денежной помощи жертвам нацистских преследований. Список этих жертв по праву открывают бывшие малолетние страдальцы концлагерей, гестаповских тюрем, гетто и других мест принудительного содержания. Не кто-то со стороны, а именно активисты движения инициировали переговорный процесс с Германией, вооружали аргументами и фактами сперва высших руководителей страны, а затем — ее дипломатов. И вот мы в преддверии выплат, в успех которых мало кто верил: «пустая затея», «напрасная трата времени». Мы доказали свою правоту и в моральном, и в человеческом, и в международно-правовом отношениях.

Вспомним о решении наградить к 50-летию Великой Победы юбилейными медалями всех, кто мужественно боролся с врагом и смело противостоял ему — всех, в том числе детей-узников. Как долго ждали мы этого потрясающего и озаряющего душу часа!

Вспомним о поставленных на наши скромные средства памятниках над могильными рвами в подольских лесах, на латвийско-российской границе, во дворах московских школ. Вспомним о белеющих на фронтонах зданий мемориальных досках, о собранных музейных экспозициях, снятых фильмах, выпущенных книгах, проведенных встречах и прочих доказательствах негасимого желания нашего не дать раствориться пене стремительно бегущего времени дорогим именам, образам, событиям. Воздействие всего этого на общественное сознание и, следовательно, на отношение к страдальцам нацистской неволи вряд ли можно приуменьшить.

История нашего движения пока не написана. И не только потому, что она, в силу особенностей отечественного прошлого драматична и противоречива — изложить ее непросто. Неоднозначна и история движения, разворачивавшаяся на наших глазах. Начиная с 1988 года был период, когда нас активно поддерживали, о нас заботились, за что мы по-настоящему искренне и глубоко благодарны Советскому детскому фонду и его председателю А. А. Лиханову. Сделанное им для нас огромно и неоценимо. Но нельзя не сказать и о другом. В самое трудное для всех время — время распада СССР от нас отвернулись, через нас переступили, а движение пытались взорвать изнутри, используя для этого далеко не самые благородные устремления отдельных узников — тех, кто искал не возможности честно служить ему, а возможности удовлетворить собственные интересы и амбиции. С сожалением говорим об этом, но из песни слова не выкинешь.

И если среди хаоса, вражды, взаимных претензий, охвативших некогда могучую страну, мы сохранили себя как Союз, то не вследствие чего-то исключительно фантастического. Объединило навсегда. Такова сила взаимного нравственного притяжения людей, переживших трагедию нацистской неволи.

Над чем работал вчера и над чем работает сегодня наш Союз? Каковы основные направления его деятельности? Что является сейчас наиболее важным и неотложным?

Первое. Мы хотим, чтобы обнародованные в новых независимых государствах законы, постановления о соц. защите б.м.у. являлись не рекламными декларациями тех или иных политических сил, а строго, неукоснительно и в полном объеме выполняемыми нормативными документами. Лишь при этом условии вопрос о насущных жизненных проблемах можно считать решенным. К сожалению, реализация важных нормативных документов как, например, в той же Украине, находится сейчас на уровне весьма условного исполнения. Отправные положения принятого Верховным Советом страны Закона трактуются чиновниками и так и этак. Крайнего нет. Да и найти его невозможно. Нужны финансовые ресурсные выделения.

Второе. Если статус бывшего малолетнего узника России, Украины, Беларуси, Молдовы юридически обозначен, то унизительная неопределенность положения наших товарищей из Казахстана, Латвии, Литвы, Узбекистана, Эстонии становится притчей во языцех. Обращение руководителей международного союза к президентам названных государств или замалчиваются, или встречаются уклончиво дипломатически. Дававшиеся нам осторожные обещания так и не выполнены. Представляется, что в защите своих прав бывшим узникам фашизма из стран Балтии, Казахстана, Узбекистана надлежит проявлять больше настойчивости, остроты , активнее обращаться к поддержке широкой общественности, в том числе международной.

Третье. Хотя денежные выплаты со стороны ФРГ предназначены всем без исключения гражданам бывшего СССР — жертвам нацистских преследований, до настоящего времени не доведен до сведения людей порядок их осуществления — то ли по принципу «закрепления» за Россией, Украиной, Беларусью тех или иных новых независимых государств, то ли по принципу сугубо индивидуальному: «Кого откуда забирали». Сложившееся неопределенное положение вызывает массу вопросов, ненужных слухов. МСБМУ подтверждает свои предложения относительно денежных выплат жертвам нацистских преследований, направленные правительствам России, Украины, Беларуси в 1992-93 гг. Мы готовы продолжать работу в национальных фондах «Взаимопонимание и примирение». Еще раз подчеркиваем безусловную обязательность выплат положенных людям сумм в твердой валюте, т. е. в марках ФРГ.

Четвертое. Из многих направлений нашей работы, зафиксированных в Уставе МСБМУ, в уставах национальных союзов, мы лучше и полнее всего усвоили те, которые можно выразить словом «Дай!» С утра до вечера говорим об одном и том же: о гуманитарной помощи, о ее дележе, о том, что кому удалось «выбить», у кого какие суммы на счету и т.д. и т.п. Спору нет, жизнь б. м. у, прежде всего инвалидов, пенсионеров, нетрудоспособных, в последние годы усложнилась и ужесточилась. Но, скажите, почему слово «Дай» не сходит порой с уст даже вполне обеспеченных членов наших союзов? Почему за гуманитарной помощью, предназначенной, как известно, для самых нуждающихся, алчно протягивают руки те, кто сыт, одет, обут, устроен, пусть и не по западным, а по нашим меркам?! Опаснейшая тенденция рвачества, потребительского отношения к организации, шельмование и третирование проявляющих принципиальность и неуступчивость активистов утверждается, к сожалению, среди значительной части узников. А ведь мы объединялись не ради получения килограмма колбасы или масла. Переломить тенденцию всеобщего «Дай», возвратиться к гуманистическим, нравственным истокам работы надлежит не только ради сохранения нашего лица, но и ради сохранения движения.

Пятое. Как отмечается в Уставах СБМУ, мы являемся исключительно общественными, самодеятельными, добро-творческими организациями. Наша опора — актив, наша сила в активе — самоотверженном, неугомонном, готовым беззаветно служить узникам. Почему же все чаще и чаще среди тех, кого называем активистами, сталкиваемся с проявлениями аморальности, неприкрытого стяжательства, циничной и расчетливой спекуляции на трагедии минувшего, бессовестного манипулирования мнениями людей, попытками не объединить, а разъединить их — в угоду собственной гордыне, что не может не вызвать негодования, равно как и стремления понять, что у нас с вами происходит? Не утратили ль мы вкус в работе с активом? Мы позволяли людям случайным, а то и откровенным проходимцам: лжецам, наглецам, демагогам, склочникам, лжеузникам — навязывать нам свою волю, занимать командные высоты в организациях и вести дело к развалу, конфронтации, шельмованию ветеранов. Поэтому вывод напрашивается один, сугубо практический. Наше доверие — не сладким певцам, не матерым популистам, а тем, кто не в деле, в течение довольно длительного времени доказал и доказывает делом свою исключительную преданность движению, приверженность его идеалам, кто может, хочет и — главное — будет работать. Как и саперы, мы не имеем права на ошибку. На ошибку конкретного шага, конкретного выбора. Ни у себя в отделении, ни у себя в национальном союзе, ни у себя в МСБМУ. Нигде!

Отдельные, но чрезвычайно важные для нас вопросы, которые не должны ускользать от внимания участников конференции.

О чем конкретно идет речь? Прежде всего, о подготовке к 50-летию Победы и справедливом отношении ко всем б.м.у., являющимися гражданами СССР. Представляется, что на основе предложений национальных союзов надлежит принять план общих мероприятий. Одним из его пунктов должно стать предложение об учреждении единой юбилейной медали «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-45 г.г.». В пользу этого говорит не только наше общее прошлое. Единая медаль позволит отметить государственной наградой жизненный подвиг всех без исключения б. м. у. — граждан России, Украины, Беларуси, Молдовы, Казахстана, республик Балтии, Средней Азии, Закавказья.

Все более сложным делом становится проведение наших встреч: ежегодных пленарных заседаний ЦС МСБМУ, отчетно-выборных конференций и т.д. Вот и нынче из-за высокой стоимости проездных билетов, таможенных сборов (в валюте!) не приехали представители Молдовы, некоторых других регионов, о чем они загодя сообщили. Уже на нынешней конференции в Устав МСБМУ с учетом реально складывающейся обстановки и согласия большинства членов совета, надлежит внести поправки и дополнения относительно правомочий форумов МСМБУ. Необходимость этого не вызывает сомнений.

(Публикуется в сокращении)

Архив | стр. 1-2 «Судьба» №5-6 (Апрель 1994 г.)

Другие статьи по теме:

Из почты

Сборник писем

Читать далее...

Россия жертвы уточняет

К вопросу о компенсациях

Читать далее...

Поиск — Часть 1

Сегодня, когда тысячи и тысячи наших товарищей по несчастью не могут найти документы, подтверждающие факт пребывания в концлагерей, гетто или ином месте принудительного содержания, любая нить общего поиска может обернуться неожиданным результатом, вселить уверенность и надежду на успех…

Читать далее...

“Судьба” остаётся свободной

Издающаяся в Улан-Удэ и единственная в мире газета жертв нацизма намерена отказаться от денег германского федерального фонда EVZ

Читать далее...

На что рассчитывала МАРТА?

По поводу одной «телеутки»

Читать далее...