Поиск — Часть 2

Поклон бойцам Сопротивления

Я, Кисленко Павел Викентьевич, бывший узник фашизма лагерей Фолесанбург, Дахау, Файденген, лагерный номер Дахау 38 157.

По случаю 50-летия победы над фашизмом поздравляю всех-всех оставшихся в живых ветеранов антифашизма государства Франция. Низко кланяюсь своим освободителям — воинам Франции. Спасибо дорогие. Спасибо за то, что продлили мне жизнь на 50 лет.

П. Кисленко.
г. Вольногорск, Днепропетровской обл.

Нас 75!

Я обратился в средства массовой информации, чтобы откликнулись бывшие узники фашизма. И уже через 2 месяца мы создали областное отделение бывших несовершеннолетних узников фашизма, в котором в настоящее время насчитывается 75 человек.

Хотелось бы через газету «Судьба» выразить огромную благодарность начальнику отдела социальной защиты населения по Кустанайской области Укину Кенжебеку Укиновичу за огромную помощь, которую он оказывает нашему отделению, а также передать привет и поздравления с днем Победы всем бывшим узникам, которые находились за колючей проволокой в г. Драмбурге с 1943 по 1945 г.

В. Оганов,
председатель областного отделения
бывших несовершеннолетних узников фашизма.
г. Кустанай.

Что оставила мама

Вас беспокоят Виталий и Борис Гвоздковы, бывшие несовершеннолетние узники фашизма. Сообщаем о себе то, что оставила в своем дневнике мама, а также, что запомнил я (брат был совсем мал).

Из дневника нашей мамы: «Воинскую часть, г, которой служил Петя с Урала (г. Миасс). перевели в Латвию, куда мы с семьей и приехали. В декабре 1940 года часть перевели в Литву, местечко Калвари. Там мы жили на квартире по улице Цветочной, Мариампольского уезда, где и застала война. В 6 часов утра у нас уже были немцы, к 2 часам дня все русские офицерские семьи были выселены из квартир. Первое время жили в казармах, на окраине Калвари, затем увезли на торфоразработки Сусникай, затем опять в Калвари. жили в здании школы, затем вывезли в Козлоруды, после опять в Сусникай, в 13 км от Калвари. В 1944 году в августе подошли наши войска, и мы пробирались навстречу, а затем, на чем придётся, добирались до Златоуста к моей маме».

Убедительно просим: у вас большая информация, возможно, есть что-то, связанное с нами. Помогите разыскать документы о нашем пребывании в фашистской Неволе.

В. Гвоздков.
Г. Златоуст, Челябинская область.

Наши нары — рядом

Я, Морозов Петр Афанасьевич, 31 года рождения, был угнан в Германию в 1943 году. А вот удостоверения узника не могу получить. Все архивы отвечают: «не значится». А был я вместе с семьей, матерью, братом, сестрой и племянницей маленькой Лидой, она умерла там, в лагере.

Были мы в Германии в г. Нойхауз, работали на фарфоровой фабрике. Снами находились семьи из Людиново (ныне Калужская область) Антиповы (пишу, как звали в то время друг друга) — Таня, Афоня, Катя, Шура, Настя (Федя двоюродный этим людям). Семья из Брянска из семи человек. Фамилию одной помню: Потапова Наталья Федоровна. С ней был мальчик лет 4-х, Саша. Вторую женщину звали Маруся. У нее было двое детей: лет 13 — 14 и маленькая лет 4-х. Старшую звали Ида, младшую — Тоня. Жили мы там в бараке №12, в блоке №1 четыре семьи. С Антиповыми наши нары были рядом.

Кто вспомнит нашу семью: Марфа, Варя, Сергей, Петя, маленькая Лида? Прошу, отзовитесь.

Мой адрес: 242613, Брянская область, г. Фокино, ул. К-Маркса, д. 35, кв. 3.

Морозову Петру Афанасьевичу.

Всех детей раскупили…

Одиннадцатилетним мальчиком вместе с двоюродным пятилетним братом я был отправлен в начале июня 1941 года на лето к бабушке в д. Нечаено Старорусского района Новгородской области, где и застала нас война. Вернуться в Ленинград не смогли, т. к. нашим матерям за нами было не приехать. Деревня наша сгорела, и жить нам пришлось как придется. Бабушка умерла в марте 1942 года, и мы остались одни, все заботы о нашем существовании легли на меня.

Осенью 1942 года в деревню приехали солдаты полевой жандармерии и нас вместе с жителями деревни посадили в грузовые машины и привезли на железнодорожную станцию Тулебея, где нас погрузили в железнодорожные вагоны. После довольно долгого времени эшелон прибыл в литовский г. Тельшай, где нас выгрузили на платформу, и немецкая охрана продавала нас литовцам. Всех раскупили довольно быстро, только мы с братом были никому не нужны. На наше счастье к платформе подъехал на повозке старый литовец, переговорив с охранниками, забрал нас с собой. Так началась наша жизнь в Литве, в Гельшайском районе, п/о Вешвенай, деревня Рудопяй, в семье Урваниса Ионаса. Я довольно быстро научился свободно разговаривать и понимать по-литовски. В хозяйстве выполнял различные работы по уходу за скотом и др. С братом виделся редко. В сентябре 1944 г. я написал письмо в Ленинград узнать о наших матерях, а через месяц получил ответ, в котором сообщалось, что наши мамы ждали нашего скорейшего возвращения домой. Так в октябре 1944 г. мы с братом вернулись в Ленинград. Не пишу, что это стоило. Брат русский язык забыл совсем, и мне приходилось быть переводчиком, и только через несколько месяцев он начал понимать и разговаривать на русском.

У нас с братом убедительная просьба: напечатайте в газете «Судьба» хотя бы выдержки из этого письма, а газету с этой заметкой шлите мне.

Мы, бывшие дети войны — сегодня инвалиды, очень нуждаемся в помощи и защите. На наши просьбы в Управлении ФСК г. Старая Русса и г. Новгород, а также г. Каунаса подтвердить факт нашего угона в Литву никто не ответил.

В.Терешенков.
г. Санкт-Петербург

В Дятлове были детдом и гетто

В дополнение к перечню мест принудительного содержания («Судьба» No 1 — 95, стр. 4) в Белоруссии: г. Слоним, ныне Гродненской обл., где были лагеря для военнопленных и лагерь (у церкви) для семей командиров, где находились мы (мама и двое детей — 26, 3 и 5 лет) — семья майора медицинской службы Селуянова А, А.

В Дятлове было гетто (уничтожено 3-6 августа 1942 г) и детдом интернациональных детей (из Новоельни). Большинство погибло. Все это по данным музея в школе Новоельни «Дети лихолетья».

В. Селуянов.
г. Сочи.

Смоляне с хутора Сазоны, откликнитесь!

Наша семья (Захаров Сергей Ильич и Захарова Евдокия Владимировна с детьми) находилась в 1943 — 1944 г.г. в концлагере где-то на территории Литвы или Западной Белоруссии. Мы, дети, были малолетними. Название концлагеря не помним. Нашу семью и еще несколько семей орловчан и смолян направили на хутор Вторые Сазоны Сморгонского уезда. Вернулись мы оттуда в июле 1944 г.

Просим откликнуться, кто был на хуторе Вторые Сазоны Сморгонского уезда. Сообщите название концлагеря, откуда нас привезли, и другие сведения. Будем очень благодарны. На наши запросы в официальные организации приходят отрицательные ответы.

Мой адрес: 603132, H. Новгород, ул. Адм. Макарова, д. 10. кв. 58.

Муравлева Зинаида Сергеевна.

Из детства далекого встаньте!

Гимн малолетних узников фашизма

Братья! Из детства далекого встаньте!
Встаньте из Пепла, из братских глубоких могил.
Нет больше в мире Освенцимов и Бухенвальдов.
Чистое небо рассвет озарил.

Дети! Вы падали, как солдаты,
В глухие ночи и в криках замученных дней.
Все, что смогли вы: под смех палачей проклятых
С жизнью расстаться овцы смирней. Овцы смирней.

Память. В сердцах и сегодня вы с нами
В темных бараках. На нарах, в грязи и в пыли.
 Вы, кто остались в саласпилсах и в неенгаммах.
Стали укором народам земли.

Братья, построимся снова в колонны.
Сколько вас встало, — как маков нескощенных цвет.
Тысячи выживших, тех, кто ушел. — миллионы
В общем строю, где предателей нет.

Знаем, любовь — этой жизни основа.
Верим, навек человечество мир сохранит.
Что же так больно, встревоженно снова и снова
Колокол памяти в сердце звучит?!

Дети! Вы падали, как солдаты.
В глухие ночи и в криках замученных дней.
Вы умирали безропотно, без проклятий
На горе миру от палачей… От палачей.

Слова Алексея ГАЦИ,
Музыка Александра ДИМИТРОВА

Архив | Стр.4 «Судьба» №15-16 (Март-Апрель 1995 г.)

Другие статьи по теме:

Родина, знай: снаряды не взорвутся

Отклик на статью «Справка из концлагеря»

Читать далее...

Неприключенческий рассказ «ПОБЕГ» Юрия Синявина

Последние свидетели

Публикуем отрывки из писем тех, кто в детском возрасте попал на конвейер гитлеровских фабрик смерти и чудом остался жив

Читать далее...

Сестре в глаза посмотри…

ТЕПЕРЬ верится с трудом, но это было: резкий немецкий говор, лай собак, оглушительный свист бича, погрузка в «телячьи» вагоны и долгий изнурительный путь в Германию. Казалось, привычный мир перевернулся. Но самое страшное было потом…

Читать далее...

Нас породнила «Судьба»

Отклики на первый выпуск газеты

Читать далее...