ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ КАК ИСТОЧНИК ГЕРОИЗАЦИИ или Баррикады на пути патриотизма

Великая Отечественная война не закончилась с разгромом фашистской Германии. Она очень быстро переросла в холодную, в которой основной ударной силой  являлись неразоблачённые фашистские прислужники и их покровители  очень высокого ранга. В настоящее время она уже стала сверхгорячей, в которой мы бесславно  терпим поражение, отдали на поругание Великую Победу, ограничиваемся заклинаниями типа «мы не позволим, мы не отдадим…». И позволили, и отдали… И даже помогаем обливать помоями как творцов Победы, так и саму Победу. Из-за дефицита времени поясним это на примере  Сталинградской битвы, о которой один из немецких генералов сказал: «Ключи нашей победы навсегда похоронены  в Сталинграде».

Пленение Паулюса и правда исторической битвы  

Немцев слово Сталинград и сегодня бросает в дрожь. Сталинградская победа советских войск нанесла немецкому сознанию такой удар, который кровоточит у них до сих пор и мешает адекватно оценивать реалии сегодняшнего дня. Любыми путями они стремятся отомстить России – преемнице СССР – за бесславное начало поражения фашистской Германии, начавшееся под Сталинградом.  Удивительно, что нынешние влиятельные наследники Хрущёва, обладающие огромным административным ресурсом, по-прежнему препятствуют вернуть Сталинграду его написанное кровью прежнее имя. И получается странная ситуация. Во всех учебниках мира по истории Второй мировой войны, в том числе написанных немецкими генералами, упоминается битва у какого-то мифического города Сталинград. Даже Паулюс, которому в СССР, а затем и в ГДР, были созданы комфортабельные условия проживания, приближение даты 1-го февраля – даты капитуляции 6-ой немецкой армии – встречал болезненно. Он и умер 1-го февраля 1957 года.

По-человечески жаль Паулюса, который только в плену осознал собственную вину за трагедию войны через призму собственной трагедии, трагедию своей семьи и ближайших родственников. Он добровольно согласился быть свидетелем на Нюрнбергском процессе. Для сидящих на скамье подсудимых его выступления произвели впечатление грома средь ясного неба. Паулюс разоблачил гитлеровский план нападения на СССР и ложь о том, что войну развязала не Германия. Подсудимые главари-фашисты после показаний Паулюса вопрос о вине Советского Союза в развязывании Второй мировой войны даже не поднимали.

На обвинение подсудимых, что Паулюс продался Советам и читал лекции советским офицерам, последовал чёткий ответ: «Чему я мог бы научить слушателей, стараниями которых вы сидите на скамье подсудимых?»

 После выступления Паулюса на Нюрнбергском процессе советская сторона предложила ему организовать встречу с женой, но фельдмаршал категорически отказался, объясняя свою позицию: «Если сейчас это произойдет, на моих разоблачениях можно поставить крест. Все будут говорить о ней, а не о моих показаниях перед судом; мол, я выступил перед Нюренбергским трибуналом лишь потому, что мне разрешили встречу». (Хайнц Бойтель «От Паулюса ждали самоубийства. Интервью адъютанта, сопровождавшего фельдмаршала в послевоенные годы, опубликованные впервые.», Родина, № 2, 2018, с. 32-33).

После освобождения из плена в 1953 году Паулюсу был предоставлен выбор поселения – Западная Германия или Восточная. Он сознательно выбрал демократическую Германию. Свой выбор объяснял тем, что на Западе его ждут нападки, клевета, вполне возможно и тюрьма. Его опасения имели основания. Не только немецкие генералы, например, Манштейн, — вместе с Гитлером автор этой трагедии, стремились в своих мемуарах представить для немецкого сознания себя в выгодным свете в Сталинградской трагедии. Паулюс не нашел понимания даже у своей семьи, кроме дочери и жены, которые не отреклись от него, как не пытались сломить их волю фашисты в концлагере.

Находясь в советской тюрьме, он писал мемуары, но  советское правительство, а затем и ГДР отказали ему в просьбе предоставить документы 6-ой армии, в особенности дневник боевых действий. Получи Паулюс возможность, опираясь на документы, изложить свою точку зрения на историю войны, вряд ли посмел вякать о событиях под Сталинградом предатель Резун-Суворов, да и «уренгойские гимназисты» не раскрывали бы своих ртов в Бундестаге. Этот эпизод мы рассмотрим с более широких позиций.

Духовный «Антисталинград»

 Истинное содержание данного мероприятие совсем иное – обелить фашистский режим и Гитлера, бросить тень на Сталина и советский народ. Чтобы в этом убедиться, достаточно сравнить любое предложение из выступлений гимназистов и выступления руководства Германии, поступки и выступления широкого круга политической элиты России и Белоруссии по вопросам истории Второй мировой войны, чтобы увидеть — матрица у них одна и та же, смысл тождественный – очернить нашу Великую Победу, обвинить не Гитлера, а Сталина в развязывании Второй мировой войны.

Обратим внимание еще на некоторые аспекты выступления школьников в бундестаге. Почему оно прозвучало именно 19 ноября, а не в другой день? Как известно, в этот день началась Сталинградская битва, которую немецкое подсознание не может до сих пор простить советскому народу. Если это непонятно нашим идеологам, объясню просто содержание данной акции – вы нам физический Сталинград, а мы вам духовный.

Возникает ещё один вопрос: почему немцы, умеющие считать каждый пфенниг, были столь расточительны. Один перелёт чего стоит. Таких учеников можно найти и поближе — в Украине. Важно — в самой России. Эта акция связана с духовной платформой идеологи Сибири и Севера России.   Об этом ограничусь кратким намёком. Более подробное объяснение смотрите в книге Н.Селищев, «Архиепископ Максим (Кроха) Могилёвский и Мстиславский» М., 2008г. А дело в том, что Н.С.Хрущёв, много лет возглавлявший ЦК Компартии Украины, став Генсеком КПСС, совершил государственный переворот, чтобы получить прощение у украинцев и за голодомор, и за репрессии и многое другое. Кроме того, лидер КПСС отдал Украине не только Крым, присвоив Киеву звание Героя, но и амнистировал бандеровцев, военных преступников. Счёт шел не на тысячи. Многие из тех, кто побоялся возвращаться на родину, зная реакцию населения к прихвостням режима оккупации, осели в Сибири и на Севере тогдашней РСФСР. Карманы у них не были пустыми, да и стали они не рядовыми работниками в бурно развивающейся в те годы нефтегазовой промышленности. Образовав своеобразную касту, эти люди очень влияли на политику союзного государства. Это пагубное влияние не исчезло и сейчас, негативно отражаяст на идеологической обстановке в России. Приведу несколько примеров.

Как и все немцы, украинские националисты любят сакральные даты. Одной из них является 22 октября. Именно, в эту  ночь с 22 на 23 октября 1974 года в Омске был убит в доме Епархального управления архиепископ Мефодий Омский и Тюменский. Многие обстоятельства убийства священника удивляют. Омские следователи не спешили на вызов. Следствие велось с большими нарушениями. Характер убийства чётко указывал на бандеровский след. Да и все прихожане были в этом убеждены, они полагали, что бандеровцы приговорили Владыку к смертной казни еще в годы войны, когда будущий архипастырь служил в Западной Украине и помогал партизанам. Прошло много времени, но у бандеровцев нет срока давности.

Прибывший на смену Мефодия епископ Максим в течение года ежедневно получал письма с угрозами – «Уходи отсюда, иначе будет то, что с твоим предшественником». Почему поступали такие записки, и кто такой епископ Максим? 22 октября 1972 года в Аргентине, в которой осели многие фашистские главари и бандеровцы, на епископа Максима было совершено покушение и он чудом остался жив.  

Так мстили архиепископу Мефодию и епископу Максиму иезуиты-бандеровцы за подвиг на духовной ниве. Епископ Максим не испугался и продолжал служение.

Не этим ли влиянием определяется снисходительное отношение администрации Новое Уренгоя к  событию в гимназии. Следовало бы тщательно разобраться с духовной атмосферой в гимназии Оренгоя. Кстати, в Интернете промелькнула информация, что учительница немецкого языка новоуренгойских гимназистов — выпускница Львовского вуза. Вообще, во многих вузах России и Беларуси преподаватели гуманитарного цикла  стоят на антипатриотических позициях. Без оздоровления духовной атмосферы в системе образования всякие статьи, конференции, как и нынешняя, окажутся бесплодными.

К сожалению, даже в российских СМИ охотно предоставляют эфир и страницы для пропаганды антрипатриотизма. До сих пор не дана принципиальная оценка широко тиражируемому высказыванию в центральных изданиях «патриотизм – это прибежище негодяев».

Такая память без будущего. И — без ответственности

Бывший Глава МИД страны, а ныне Президент Германии Штайнмайер  написал открытое письмо белорусскому народу. По просьбе Посольства Федеративной Республики Германия в Беларуси оно было опубликовало в газете Администрации Президента Республики Беларусь 22 июня 2016 года. О чём же речь в этом письме? «Блокада Ленинграда, битва за Сталинград, битва за Киев, злодеяния в Бабьем Яру и Тростенце (а где же Хатынь и Озаричи и изуверский детский концлагерь Красный Берег? — И.М.) по сей день являются символами как героического сопротивления, так и ужасов перенесенной на восток войны, которая смела все достижения цивилизации.

Неисчислимые жертвы среди русских, украинцев, белорусов, евреев и многих других народов Советского Союза не забыты — как в странах бывшего Советского Союза, так и у нас, в Германии.

Слова эти, впрочем, не умаляют и преступлений сталинской эпохи, о которых нельзя забывать людям доброй воли, победившим нацизм и фашизм».

Казалось бы, прекрасны слова последнего, выделенного нами предложения. А если в них вдуматься? По сути, руководство Германии внушает белорусам, что их беды, страдания произошли не по вине руководства фашистской Германии, а по вине советского руководства, советских солдат, и что страдания населения Германии превосходят страдания советских людей. Эта мысль присутствует в письме Штайнмаера: «…Самим нападающим судьба в итоге уготовила смерть и насилие, плен и лишения». Т.е., плен немецких солдат поставлен на один уровень с пленом советских солдат – защитников страны, подвергшейся агрессии германского фашизма. И если  Советский Союз выполнял все международные требования по содержанию пленных. Например, рацион питания немецких солдат был лучше, чем у многих советских людей, то о бесчеловечном режиме, установленном в немецких  концлагерях  для советских военнопленных, миру известно не только из материалов Нюрнбергского процесса.

Особенно оскорбительно и высокомерно звучат слова Штанмайера, прменительно к судьбам малолетних узников фашизма.

«Если мы чем–то обязаны жертвам войны, солдатам в безымянных могилах, старикам, женщинам и детям, которые подвергались истязаниям и были убиты, так это — совместно чтить память об их страданиях, о принесенной ими жертве и ежедневно повторять: «Больше никогда!»

О моём счастливом концлагерном детстве заявил другой высокопоставленный чиновник Германии: «Многие из тех, кто работал в сельском хозяйстве (речь идёт прежде всего о людях из Советского Союза), вспоминают время, проведённое у бауэров, как самое счастливое в своей жизни. Что и понятно, если иметь в виду русских или украинских крестьян, закабалённых сталинской колхозной системой». (Владимир Литвинов, «Коричневое ожерелье», кн. 3, Киев, 2003, с. – 611).

После появления «Открытого письма к белорусскому народу» Штайнмайера в СМИ я подготовил ответ (http://www.proza.ru/2016/07/31/1542) и направил его в газету. Не простую. А в официальный орган Администрации Президента. И что же? В ответ получил формальную отписку, что статья принята к сведению. На моё заказное письмо в посольство Германии в Беларуси какой-либо реакции не последовало и вовсе. Наши шаги с послом Германии   Петером Деттмаром пересеклись 22 сентября 2016 года в Бресте на международной конференции с символическим названием «Культура памяти в диалоге поколений». Оказалось, что письма он не получил??? ( Мне известно, что белорусская почта работает чётко, письма если и «теряются», то только простые и для простых адресатов, дипломатов и высокопоставленных чиновников белорусская почта обслуживает безукоризненно). Я вручил послу свою статью и в кратковременной нашей беседе изложил своё видение закрытия трагической страницы Второй мировой войны, предложил, что коль депутаты бундестага уже выслушали выступление ветерана Великой Отечественной войны Даниила Гранина, пора уже выслушать и представителя жертв войны – Международного союза бывших малолетних узников фашизма.

Не так давно пересеклись наши пути и с новым послом Германии в Беларуси. И ему мною было высказано мнение о безучастном отношении Германии к малолетним узникам – жертвам нацизма из стран Восточной Европы…

 Самый пластичный, динамичный, универсальный и очень эффективный инструмент ведения информационной войны за умы и сердца людей — язык народа. Самый востребованный и многократно отработанный в ходе ведения информационных войн метод   работы с языком – подмена понятий. И возможности здесь безграничные. Когда один из учеников Конфуция, ставший правителем города, пришел к учителю за советом – с чего начинать работу? – услышал в ответ: «Необходимо начать с исправления языка». Не получили должной оценки в России действия деятелей культуры и их высоких покровителей — признать законодательно ненормативную лексику частью русского языка.

Искажение терминологии фундаментальных понятий истории Великой Отечественной войны достигло коридоров высших органов власти даже Беларуси и России, что уже проявляется и в официальных документах. Так в «Обращении глав-участников Содружества Независимых Государств к народам стран Содружества и международному сообществу в связи с 60-й годовщиной Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» слова «фашизм» и «фашист» встречаются восемь раз. Слова «нацизм» и «узник» отсутствуют.

С каждым новым пятилетием нацизм стал теснить фашизм  и ужев аналогичном «Обращение в связи с 75-летием Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов»  фашизм встречается три раза, а «нацизм» — восемь, «узник фашизма»- один. Казалось бы мелочь, но она говорит, что каждая новая  «победа» нацизма над фашизмом отразилась на судьбе узников и находит осознание в законодательных  актах, в  речах некоторых депутатов высших органов власти и на региональном уровне.

Кто вдохновил Вучетича?

Апофеозом Великой Отечественной войны явилось взвившееся над рейхстагом красное Знамя Победы с серпом и молотом, которое водрузили советские солдаты Егоров и Кантария. Некоторые законодатели России предприняли попытку превратить их подвиг в обыденный эпизод войны. Сенаторов даже не пожурили. А ведь они совершили святотатство. Так надо оценивать их поступки, как и тех, кто Хатынь представляет младшей сестрой других сожжённых деревень. К сведению, первая «Хатынь» появилась на третий день войны. Фашисты так мстили за убийство немецкого генерала отступающими частями Красной Армии  в окрестности деревни Слохи  в Белоруссии.

Звериную сущность фашизма показывает сопоставление фактов. Чего стоит пример спасения ценой собственной жизни немецких детей советскими солдатами! Таких подвигов множество, но среди них своей жертвенностью выделяется подвиг минского рабочего. Прототипом для скульптора Е.В. Вучетича стал минчанин Трифон Лукьянович, хотя многие республики претендуют на представителя своей нации,  позировали скульптуру многие. Чем же поразил гениального скульптора Лукьянович, подвиг которого по горячим следам описал в газете «Правда» писатель-фронтовик Борис Полевой. Он неоднократно писал в газетах, что именно Лукьянович послужил прототипом для памятника воину, спасающего ребёнка.

В армию Лукьянович ушел в первый же день войны и почти все время находился на передовой. Участвовал в Сталинградской битве, в боях за освобождение Молдавии. Был ранен, а после излечения врачи вынесли приговор: «К службе в армии не пригоден». Сержант поехал в освобожденный Минск, где надеялся найти семью, о которой ничего не знал с тех пор, как оставил родной город. Но на месте, где стоял его дом, был лишь пустырь. От соседей узнал, что в первые дни войны в дом попала фашистская бомба. Погибла вся его семья — жена, две маленькие дочери и теща. За связь с партизанами фашистские каратели убили его отца, мать и младшую сестру, которые жили в деревне недалеко от Минска. Лукьянович отправился догонять свою дивизию, разыскал ее на территории Польши и упросил командование разрешить ему остаться в части. Узнав о трагедии его семьи, командир дивизии в нарушение всех правил оставил его в части. 

…Штурмовой батальон наших войск в центре Берлина сражался с остатками обескровленной в боях эсэсовской части, окопавшейся на железнодорожной насыпи. Ничейной полосой оказалась широкая улица с разрушенным каменным туалетом, на которой каким-то образом оказалась убитая женщина, а рядом лет двух-трех девочка. Когда стихала перестрелка с двух сторон, можно было услышать тихий детский плач, не надрывный, а тихий, безысходный. Один из наших солдат поднял над бруствером пилотку. Она тут же была прострелена пулей снайпера. Спасать ребенка в этой обстановке – идти на верную гибель.

А девочка плакала…

Пока бойцы толковали о планах спасения девочки, никто не заметил, как высокий белокурый солдат, выделявшийся среди остальных своей праздничной формой, орденами и медалями, перемахнул через бруствер, и как ящерица, как умеют передвигаться только опытные бойцы, приближался к плачущей девочке. Солдат под градом пуль, используя небольшие груды битого кирпича, подполз к девочке, а затем пополз обратно. Эсэсовцы стрельбу не прекратили. Командир нашего батальона приказал своим бойцам открыть по фашистским амбразурам ураганный огонь, самый плотный, длинными очередями, не жалея патронов. Кругом все загрохотало. Дома, что были напротив, покрылись красновато-белой пылью от битых кирпичей и штукатурки. Лукьянович подполз к брустверу, как-то неуклюже приподнялся, затем странно стал опускаться, будто ноги у него таяли. «Возьмите девочку, — хрипло произнес он, — я, кажется … готов.» Через пять дней Лукьянович скончался.

Мужество, проявленное советским народом, унаследовано не только Россией. Но почему только ею, в одностороннем порядке введено звание «Города воинской Славы» и названия городов отчеканены золотом у Кремлёвской стены вместе с городами героями, к которым   Президент России возлагает цветы. Почему не получила достойного отражения в народной памяти, в СМИ  героическая оборона белорусского Могилева, оборона которого не имеет аналога в истории человечества. Ведь защитники Могилева и его население нанесли врагу первое стратегическое поражение с начала Второй мировой войны, задержали фашистов на 20 суток, что позволило подготовиться к обороне Москвы. Самое обидное для белорусов, что организаторы и руководители обороны Могилева понесли несправедливое  наказаны и до сих пор не реабилитированы.

 Без наполнения живительным воздухом правды о войне существенных изменений в патриотическом воспитании молодёжи не произойдет. Истории с «уренгойскими мальчиками» будут возникать то тут то там.

Иван МАРТЫНОВ

Бывший несовершеннолетний узник фашизма – невольный донор

Доцент, кандидат физико-математических наук

Член Центрального Совета

Международного союза  бывших малолетних узников фашизма (МСБМУ)

30 октября 2020 года

Республика Беларусь

Могилёв

Дети войны — Приют смерти (2020)

Самому младшему донору из приюта «Призрения» было всего 6 месяцев. Самому старшему — 12 лет. От голода, истощения и потери крови в Макеевке погибло больше 300 детей.

Читать далее...

ДЕТИ-ДОНОРЫ — ЖЕРТВЫ ФАШИЗМА

ЭХО МЕЖДУНАРОДНОГО АНТИФАШИСТСКОГО ФОРУМА

АНТИФАШИЗМ И СОВРЕМЕННАЯ ШКОЛА Выступление директора МАОУ СОШ с УИОП города Балашиха (Московская область) Сучковой Юлии Александровны на Международном антифашистском Форуме (сентябрь, 2020) Времена изменились, а вот слово «фашизм» мы слышим все чаще и чаще, причем как ни странно  все больше среди молодежи, только смысл этого слова  стал совсем иной. Как фашизм проявляется сегодня? Почему…

Читать далее...