Архив категорий: Спецвыпуск

Этот глубокий – глубокий тыл…

В годы Великой Отечественной войны Бурят-Монгольская АССР с населением вдвое меньше, чем в современной Бурятии, направила на фронт 120 тысяч своих отцов, мужей и сыновей. Многие из них не вернулись… В глубоком тылу оставались, в основном, женщины, старики, подростки и дети.

Читать далее

Ни одного не осталось!

Печаль села Шимки В 1941 году из нашего села ушли на фронт 432 человек, а 227 из них навечно остались лежать в чужой земле. Но память о них жива. Их имена высечены на гранитной плите на памятнике в тополиной аллее возле школы. Ветераны, вернувшиеся в родное село, с болью вспоминали свой фронтовой путь, погибших товарищей, разоренные врагом земли. Но и они стремились к мирной жизни. И после войны работали, не покладая рук: пахали, сеяли и убирали хлеб, трудились на ферме.

Читать далее

Отцы и дети

Когда на фронт были призваны мужчины, то в деревне у нас остались старики, женщины и дети. Так в семье Варфоломеева Иллариона Илларионовича, погибшего на фронте в апреле 1945 года, осталась вдова Мария Никоновна и пять несовершеннолетних детей: Иван — 1930 года, Анатолий – 1931 года, Афанасий – 1937 года, Анна – 1939 года, Калина – 1940 года. Отец их был очень трудолюбивый, сумел детям привить любовь к технике. В годы войны Иван и Анатолий, будучи малолетними детьми, входили в бригаду,

Читать далее

Нашёл братскую могилу деда

Память – вот что делает нас людьми. Я хочу рассказать о своих прадедушке и прабабушке по папиной линии. Их короткие рассказы ярко передают дух того времени, в котором они жили, и величайшие испытания, выпавшие на долю их поколения. В годы Великой Отечественной войны мои прабабушка и прадедушка проживали в Читинской области Красночикойского района. У каждого из них своя судьба, своя семейная история в годы войны, но в то же время очень много общего: голод, изнурительный труд, страдания от потери близких.

Читать далее

В Польше, на русском кладбище

Было мне 3,5 года когда началась война. Отца моего, Измайлова Леонида Васильевича, конечно, не помню, мать рассказывала мне, что мы жили в поселке Шилка Читинской области, отец работал на почте шофером на полуторке и хотя на него была бронь, он настаивал, чтобы его направили на фронт. В 1944 году погрузили автомобиль на платформу и отец уехал. У меня в памяти смутно запечатлелся его образ: сквозь эти годы помню, как он стоял в длинной шинели, в буденовке со звездой и прощался

Читать далее

Не успели…

В госпитале собрались сходить к ней на дом и поздравить с наступающим Днём Победы. Купили цветы, праздничный пакет. Не успели. Как сообщили родственники Марии Алексеевны: «Несколько дней назад она умерла…» ВЕКШИНА МАРИЯ АЛЕКСЕЕВНА родилась 28 августа 1920 года в г. Вязьма Смоленской области. После окончания трехгодичной школы ясельных сестер в Магнитогорске в 1939 году приехала в Улан-Удэ. Поступила работать в Улан-Удэнский госпиталь медицинской сестрой. Во время событий на реке Халхин-Гол была мобилизована в армию и работала в госпитале, который располагался

Читать далее

Подранок суровых лет

И дети, внуки, а теперь и правнуки, даже никогда не видевшие своих погибших в Великой Отечественной войне предков, испытывают необъяснимую боль от воспоминаний, которые живут и будут, наверное, жить всегда. Потому что самая стойкая и долговечная — это память сердец, передаваемая из поколения в поколение. При встрече с Фибих Владимиром Августовичем я поняла, что наша память, как потревоженный улей. Не тревожишь – спокойная, а стоит завести разговор о военных годах, болит нестерпимо в груди, раны не заживают. Дети войны! Самое

Читать далее

Судьба Марты

Дети войны… Сколько вас в ту лихую годину лишились счастливого детства? Сколько сирот бродило по дорогам страны, беспризорных подростков, потерявших отца и мать? Сколько наравне со взрослыми малолеток стояло у станков, сидело у штурвала трактора, трудилось в поле? Тысячи и тысячи! Они, ещё дети, помогали своим матерям приблизить день долгожданной победы. Дети войны… Это и те, чьё детство проходило в фашистских лагерях, на ком ставили опыты, чью кровь переливали в вены нацистов, а потом, измученных и бессильных сжигали в крематориях.

Читать далее

Спрашивали, как с взрослых

Родился я в Шаралдае, но всю жизнь прожил в Куготах. Отец ушел на войну и мы остались одни: два брата, две сестры, я и мать шестая. Играть нам долго не пришлось. Я окончил всего четыре класса, в 1938 году — первый класс, и так получилось, что в сорок первом я уже окончил школу. В 1941 году мне шел двенадцатый год. В первый же военный год пошел боронить. Пахали летом на быках, коней на фронт отдавали. Зимой возил почту из Шаралдая

Читать далее

В детдом не отдали

Родился я за два месяца до начала Великой Отечественной войны в селе Гужиртай Селенгинского района, в верховьях реки Темник. Мой отец, 1907 г.р., возглавлял бригаду сплавщиков леса. В июне 1941 года отец, оставив нас, семерых детей и маму, ушел на фронт. В 1943 году, получив извещение о гибели отца, который был захоронен в братской могиле города Калуги, мама вывезла нас в село Иро того же района. Заселились мы в заброшенный дом, который восстанавливали всем селом. Все тяготы и испытания на

Читать далее
1 2