Смерть в колонне

Про Инну Ивашнину
и её жизнь


 

Мой отец, Ивашнин Василий Васильевич, родился 31.01.1905 года в селе Новики Спасского района Рязанской области в многодетной крестьянской семье. Родители его были крепостными крестьянами, а потом колхозниками, которые пахали землю и сеяли хлеб всю свою жизнь.
Отец мой получил образование и имел самую мирную профессию: «сеять разумное, доброе, вечное». Он был преподавателем математики в средней школе г. Брянска. А еще он любил литературу и музыку. Сам сочинял стихи и играл на мандолине и даже организовал школьный оркестр, с которым выступал по местному радио.
А вот оружия он никогда не держал в руках своих. К тому же, он был слаб здоровьем и не был призван в армию в первые дни войны. Вскоре мы оказались в оккупации. Как честный и порядочный человек он не мог спокойно смотреть на все бесчинства, которые творили оккупанты. В это время мы переехали жить в село Марачево Жирятинского района Брянской области, и там он вступил в партизанский отряд «За Родину» 4-й Клетнянской бригады. Отец мой — человек сугубо мирный, он не был обучен военному делу, поэтому воевал недолго. 23 января 1942 года он погиб.
Но о нем не забыли. Его имя увековечено на памятнике-мемориале «Партизанская поляна». Этот мемориал посетил наш президент В.В. Путин и встречался там с нашими партизанами, кому посчастливилось дожить до этого радостного дня. Ежегодно 9 мая я, мои дети и внуки тоже приезжаем к этому памятнику, возлагаем цветы и чтим память нашего отца, дедушки и прадедушки, который отдал свою жизнь за то, чтобы мы жили на земле.
Моя сестра Ивашнина Инна родилась в селе Марачево Жирятинского района Брянской области 16.02.1942 г. во время оккупации. В это время в Жирятинском районе Брянской области развернулось мощное партизанское движение. К лету 1942 года действия партизан приносили большой ущерб немецким захватчикам, и они стали присылать карательные отряды на партизанские деревни и села. Каратели безжалостно жгли хаты и дома, убивали всех, кто попадался им на пути, не щадя ни женщин, ни стариков, ни детей. Жители деревень и сел, захватив с собой небольшой скарб, разбегались по лесам. Мы с мамой и новорожденной сестрой убежали тоже. В лесу мы и еще несколько семей жили в шалашах, которые соорудили из еловых ветвей, а еду готовили на костре. Но, опустошив окрестные деревни, немцы вместе с полицаями стали прочесывать леса. Они шли цепью с собаками, а мы убегали вглубь леса. Конечно же, женщины с детьми и младенцами на руках далеко убежать не могли, и нас выловили. Нас согнали в кучу и погнали к железнодорожной станции «Клетня», погрузили в товарный вагон и повезли в концлагерь, который находился на окраине города Брянска, на станции «Урицкий». Не буду описывать все остальные наши мытарства: и холод, и голод, и лагерную баланду, и тифозную горячку, и полчища вшей, ругань и унижение и т.д.
Когда же началось отступление немецких захватчиков из нашей Брянской области, они погнали нас с собой, прихватывая по дороге население деревень, которые лежали у них по пути. Их целью было оставить после себя разоренную, выжженную землю без населения, чтобы некому было её возродить. Нас гнали по дороге как стадо скота, а на руках моей матери умирала моя маленькая сестричка. Задыхаясь в придорожной пыли, она умирала от голода, от жажды, от дистрофии. Ей было всего полтора года жизни. Когда она умерла, над колонной пронесся возглас: «Ребенок умер!» Колонну остановили. Один из конвоиров принес нам ящик из-под снарядов и саперную лопатку. Это было проявление некой гуманности, им не свойственной.
Мы положили маленькое безжизненное тельце моей сестры в этот ящик, одна женщина дала белый головной платок, которым мы ее накрыли и закопали под кустиком у дороги. И нас погнали дальше. Это было со слов моей мамы 23 августа 1943 года на Украине где-то под городом Ямполь. Но вскоре Советская армия догнала наших мучителей, и нас освободили. Это было в сентябре 1943 года. Вскоре мы с мамой вернулись в Брянск к нормальной человеческой жизни, а коротенькая жизнь моей сестры, полная страданий и невзгод, даже нигде не была зарегистрирована, как-будто и не было на земле этого человека, никто не выдавал нам свидетельства о её рождении, а тем более о её смерти. Она — одна из многочисленных жертв войны и фашизма, не учтенных ни в каких архивах и документах. Память о ней сохраняется только в сердцах близких людей. Очень хочется надеяться, что фашизм больше не поднимет голову на нашей земле.

Тамара Васильевна СКВОРЦОВА
Малолетний узник фашизма и ветеран труда
Брянск, Проспект Московский,
100-7, 241004