И ОСТАЛСЯ ОДИН

АРХАНГЕЛЬСКАЯ ОБЛАСТЬ

Сегодня день освобождения узников из фашистского плена — 11 апреля и я решил Вам написать письмо, в котором хочу поблагодарить Вас и Ваш коллектив за то, что Вы делаете для нас. Я родился в 1936 году под Ленинградом, в городе Пушкин. Как вы знаете, город Пушкин был в руках немцев. Наш дом находился рядом с Екатерининским дворцом, где располагалась Янтарная комната. Когда нагрянули немцы, наша семья во главе с моей матерью Бабуриной Анастасией Алексеевной, 1903 года рождения, была дома. Вместе с ней находились ее дети — Бабурин Сергей Павлович 1931 г.р., Бабурина Анна Павловна 1927 г.р., Бабурина Людмила Павловна 1934 г.р., и я — Бабурин Валентин Павлович, 28 мая 1936 года рождения. Отец работал в Ленинграде на заводе Красный треугольник, а старший сын Бабурин Николай Павлович, 1925 г.р., учился в ремесленном училище в Ленинграде. И вот немцы маму и нас четверых детей взяли в плен. Сборный пункт был во дворце, далее нас колонной погнали в сторону Гатчины. До Германии нас гнали больше года. Когда наступали темные ночи, нас располагали в деревнях, местные жители убегали в леса. Я помню: заходишь в дом — тепло, печка горячая, откроешь заслонку в печке, а там стоят чугунки с пищей. Люди не хотели попадать в лапы немцам, правда, ночью они приходили за продуктами. В 1943 году нас пригнали в Германию и поселили в лагерь возле города Гални, а лагерь вроде бы назывался Дюренберг. Что представлял лагерь? В земле вырытые траншеи, крыша была. Внутри двухъярусные полати, доски не струганы. Постелить под себя нечего — так и спали на голых досках. Кормили один раз в сутки — вода и брюква. Но нам еще повезло, благодаря этому мы и выжили. В нашем лагере мужского населения не было, одни женщины и дети. Порядок таков: утром к проходной лагеря приходили немцы и под роспись, что они вернут людей вечером, набирали рабочую силу. Младше 12 лет не трогали. С нашей семьи работали мама, сестра Аня, с 1927 г.р. и брат Сергей, с 1931 г.р.

10_8

Сергей попал к бауэру, у которого была пекарня, его обязанность развозить хлеб в магазины. Узнав, что в лагере находятся мать Сергея, две сестры и я, пекарь разрешил по вечерам брать с собой в лагерь порченый жженый хлеб. Благодаря этому немцу, мы вместе со своей семьей и выжили. Жизнь в лагере была адская: антисанитария, голод, вши горстями гребли.

И вот наступил 1945 год. Начались бомбардировки. В наш лагерь залетела бомба и взорвалась, осколок попал мне в правое колено, но благодаря немецкой женщине, которая увидела меня, истекавшего кровью. У нее дрогнуло сердце, на тачке она доставила меня к врачу, где мне сделали операцию. Русских мы не видели. Три года прожили в унижениях и под страхом.

Нас освободили американцы. Вербовали ехать в Америку, но мать отказалась, только домой, в Россию. Приехали в Пушкин, где стоял дом. И что же видим? Пепелище. Куда ехать, что делать матери с четырьмя детьми, ни покушать, ни одеть, ни крыши над головой. Ничего нет. Отец и старший брат погибли. Пришлось видеть чудовищные сцены. Немцы нас специально выстраивали в колонны и делали все, чтобы нас запугать. Они загоняли людей в сараи, обливали бензином и живыми жгли.

Меня очень часто люди спрашивают, почему я такой седой, я отвечаю: «Милые мои, то, что мне пришлось пережить, я бы своему врагу не пожелал, хотя врагов у меня и нет».

Уважаемый редактор, то, что я написал — это малая часть моих воспоминаний, можно написать целую книгу.

Немного о своей жизни. Отработал на благо родины 40 лет, а вот придет праздник так некому и поздравить нас, мы старики никому теперь не нужны.

Посылаю фото могилки моей матери, каждый год я езжу к ней на могилку, хотя живу на Севере. Она похоронена в Новгородской области. Из нашего семейства остался я один.

Спасибо Вам за то, что Вы делаете.

В. БАБУРИН

Архангельская область,

Ленский район, почтовое отделение Яренск,

Софроновка Центральная 3.

Телефон: 88185953556