Письмо из пекла

img068Я, Блинова Э. Г., 1936 года рождения. Почти всю жизнь прожила в Донецке. Во время Великой Отечественной войны находилась на оккупированной территории. Как говорится, «дитя войны». Но такого ужаса, как здесь сейчас, не было. Стреляют, стреляют, стреляют. Из разных видов оружия. В Донецке очень много разбитых, сгоревших домов, выбитых окон. Снаряды попадают в школы, больницы. О лечении и говорить не приходится. Лекарства дорогие, покупать их не на что. Пенсию не платят уже седьмой месяц. Работу людям тоже трудно найти, так как предприятия не работают — разбиты или сокращены. А ведь за коммунальные услуги тоже надо платить, а нечем.

Во двор школы, где я проработала 43 года, попал снаряд, много окон разбито. Правда, детей не было там. Я живу недалеко от железнодорожного вокзала. Несколько дней тому назад в здание вокзала попал снаряд. Рядом церковь пострадала. И в церковь тоже попал снаряд. Здесь же и троллейбусная конечная остановка. От снаряда образовалась воронка. Рядом жилые дома. Погиб мужчина. Мальчику лет десяти оторвало правую ручку, обе ноги. Проблемы со зрением. Тяжело ранило девочку. Детей отправили на лечение в Москву.

Зачем эта жестокая война? Старые и дети, все дончане хотят мира и согласия.

На днях разбило Путиловский мост, ведущий в аэропорт, от которого тоже почти ничего не осталось. Люди, живущие в зоне аэропорта, почти все пострадали. Поселок шахты «Октябрьская» очень пострадал. Более-менее мало повреждений в центре города, а вокруг многое разбито. Люди боятся выйти на улицу. Страшно, очень страшно. В некоторых районах порваны газовые трубы. Воды тоже часто не бывает. Кому есть куда уехать, уезжают. А беспомощные старики остаются дома.

Кому я нужна, старая, больная?! Очень тяжело. Детство было тяжелым, а теперь вот и старость. Еще хуже. Мой муж был малолетний узник, активист нашего общества. Восемь лет его нет, но я вместо него — активистка.

С уважением к газете «Судьба» и к Вам, главный редактор Л.К. Синегрибов!

Элеонора БЛИНОВА
21.01.2015 г.

Добавить комментарий