Дети войны — детям мира №1

От 25.01.2020

Воспоминания Дороговой А.В.

Я Дорогова Антонина Васильевна родилась в 1929 году 23 июня в деревне Хмелинка Саратовской области (сейчас нет этой деревни). Хочу написать о моей жизни, которая связана с историей всей России того времени.

Мой дед по отцу Степан Николаевич Дорогов воевал в 1914 году с немцами, попал в плен и был в Австрии. В его семье было 6 человек детей. Семья занималась сельским хозяйством, наёмных работников не было, но когда была коллективизация, то нашу семью признали кулаками. Моего отца и деда арестовали и сослали в Архангельск, несколько лет они там прожили. Мой дед Степан Николаевич вернулся в родную деревню, он был грамотный и стал впоследствии председателем сельсовета.

В 1933 году был голод, я точно помню, как пекли и ели лепёшки из травы лебеды. Отец вернулся ссылки  и забрал нас из деревни в город Сталинград: маму меня и сестру. Жили бедно, перед войной только хлеба наелись и тут война, бомбардировки и опять голод.

В наш район Тракторозаводской пришли немцы, из подвала нас выгнали и погнали до Белой Калитвы. Дорогой мы ели мясо убитых лошадей. Кто не мог идти  садились на землю вдоль дороги. В основном это были пожилые люди. Мне запомнилось и такое, среди этих людей сидел годовалый ребенок и грыз чёрную корку хлеба. Он был завернут в лоскутное одеяло. Я часто вспоминаю этого ребёнка. Нашлась ли добрая душа, помогли ли этому ребёнку? Время было тяжелее, осуждать никого не могу.

На железнодорожной станции погрузили нас в вагоны. Людей в вагоне было много, дали нам по сайке хлеба и так довезли до города Хемниц в Германии. Далее повезли нас лагерь для гражданских лиц, который находился  в 30 км от города Грёдиц. Лагерь был большой, там были украинцы, белорусы, русские. Лагерники работали на заводе, питание было плохое, каждый день кто-то умирал, чаще всего мужчины. Моя мама умерла в 1943г. Нас детей-сталинградцев было трое: я, моя сестра Маша, и Лида Климова. Начальник лагеря послал нас работать на кухню. Мы там мыли и убирали, за это нам позволяли есть баланду, которую варили из картофельных очисток и гнилой капусты. Все чистое готовили для поляков, чехов, французов. Они жили не в лагере и им помогал Красный крест.

В лагере мне часто попадало. Послал нас однажды повар за бочкой квашенной капусты и с нами был мальчишка Пауль – немец и когда мы катили эту бочку, то её дно вывалилось это было около ямы с мусором.  На вид капуста была хорошая, но сверху были мелкие черви, и я стала выбрасывать верхний слой в яму. Но мальчишка Пауль стал драться со мной и кричал мне, что русские свиньи все поедят, и я знала, что эта капуста пойдёт к нам в котёл. Мимо шил пожилой немец, увидел что мы дерёмся, спросил Пауля, тот молчит, а я сказала что капуста не хорошая, я не знала как по-немецки будет слово черви. Он взял капусту с червями в рот, я засмеялась, и он стал меня бить. Но немки, которые работали на кухне все видели, и заступились за меня.

И ещё было, я с девчонкой немкой подралась, это было уже в 1944 году. Фриц отвёл меня жандармерию, где меня посадили в подвал. Но сидела я там недолго, за меня заступились. Хочу сказать о немецком народе, среди них были хорошие люди, которые помогли мне.

Мы дети как могли, помогали нашим русским военнопленным. Лагерь военнопленных был рядом с нашим, и они иногда приезжали к нам на кухню. Кормили их гораздо хуже, чем нас, они были всегда голодны и копались в мусоре у кухни. Мы дети работали на кухне и прятали в этот мусор картошку, но нас однажды предал украинец Лука. Он работал в котельной, которая отапливала кухню. Мы ходили мимо него и он все видел и рассказал о нас начальнику лагеря Пензелю. Начальник лагеря завёл нас всех троих детей в котельную, открыл топку куда Лука забрасывал уголь и сказал, что если вы будете класть картошку русским свиньям, то я вас покидаю в эту топку. В этот день мы картошку не прятали, а на следующий прятали опять. Через некоторое время начальник лагеря отправил нас всех троих работать к хозяевам. Дальше всех отправили меня. Я была старшая, и он понимал, что я все это делаю и буду делать дальше.

Хочу рассказать ещё один эпизод из лагерной жизни. На кухне где мы работали, приезжали военнопленные-концлагерники в полосатой одежде, им было ещё тяжелей, чем нам. Мы с Лидой Климовой иногда клали картошку под котёл, где она пеклась (одна из нас кладёт, а другая смотрит как бы нас не увидел повар немец Куга, он был очень злой). Военнопленные приезжали и брали нашу баланду, пока им наливали баки, мы на кухне давали им баланду, они присядут и пьют баланду прямо из котелка, а другие из них стоят у дверей кухни с конвоем. Нам нужно было отдать нашим печёную картошку, чтобы конвой не видел. Я просила девушку Ванду – польку, которая работала вместе с нами, она была красивая, отвлечь конвой. Она выходила конвой, немцы шли за ней, а мы с Лидой в это время бросали  картошку нашим военнопленным. Наши ребята поднимали её с земли и тут же ели. Так мы помогали своим. Одного из военнопленных звали Юрий, он сказал мне: «Девочка я привезу тебе тетрадку, ты её спрячь, ты доживёшь до конца войны». Я согласилась, но когда наши ребята приехали в следующий раз, то Юрия не было, я спросила, где Юра, мне сказали, что он умер. Много умерло людей в лагере. Вспоминать тяжело. Лида умерла в 2013г. Из нашего лагеря никого не осталось, живы только я и моя сестра Маша.

Я вспоминаю разговоры в лагере. Из лагеря иногда бежали, но в Польше всех ловили, поляки предавали.

Много пришлось пережить, всего не расскажешь и ещё очень больно вспоминать время, когда мы вернулись в Россию в Сталинград. Нас считали предателями, прямо об этом говорили. Меня дважды увольняли с работы и говорили, что для нас только черные цеха это чугунно-литейный на Тракторном заводе. Жить было негде, где работали там и спали. Меня в общежитие взяли молодые девчата, которые приехали на восстановление города. Это были Ленинградки и девчата с Урала. Морально было тяжело, время было голодное, но работали мы много. Восстанавливали город, заводы, трудно пришлось нашему поколению.

Прошу наше правительство обратить внимание на подрастающее поколение, и то поколение, которое уже взрослое  мало знают о Войне, о немецких лагерях, многих это не интересует, Но это ведь наша история и как можно жить, не зная истории своей страны Родины, это позор, от этого страдает старшее поколение. Прошу, пожалуйста, обратите внимание на  учебники истории и телевизионные программы. Книги о Войне есть, но беда в том, что сейчас мало читают.

Другие статьи по теме:

Смерть в колонне

Про Инну Ивашнину и её жизнь

Читать далее...

Справедливость вопиет из могил — раунд 4

Сопреседатель Ламбсдорф,Сопреседатель Айзенштат (24-26 августа 1999 г., Бонн)

Читать далее...

ОБРЕЧЕННЫЕ ПОБЕДИЛИ СМЕРТЬ

Печальная весть пришла из Израиля. Не стало Сергея Сушона — заместителя председателя Всеизраильской Ассоциации «Уцелевшие в концлагерях и гетто», бывшего узника гетто Ахмечетка, Доманевка Одесской области. Мы познакомились в Южно-Сахалинске в апреле 2009 года, в дни, когда проходила международная конференция «Вторая мировая война глазами детей — бывших узников фашистских концлагерей». В перерывах между пленарными заседаниями…

Читать далее...

И ОСТАЛСЯ ОДИН

АРХАНГЕЛЬСКАЯ ОБЛАСТЬ Сегодня день освобождения узников из фашистского плена — 11 апреля и я решил Вам написать письмо, в котором хочу поблагодарить Вас и Ваш коллектив за то, что Вы делаете для нас. Я родился в 1936 году под Ленинградом, в городе Пушкин. Как вы знаете, город Пушкин был в руках немцев. Наш дом находился…

Читать далее...

Флешмоб «Георгиевская лента»

Незнакомцы выходили на улицы, обнимались и целовались как родные и близкие друг другу В ознаменование  70-летнего юбилея Великой Победы  сотрудники ГАУ «КЦСОН Чкаловского района  г. Екатеринбурга» организовали для пенсионеров социальный флешмоб «Георгиевская лента».  Несмотря на неожиданно снежную погоду, мероприятие объединило на уличной площадке как самих участников акции — ветеранов Великой Отечественной войны, волонтеров «серебряного возраста» и…

Читать далее...