Детство, растоптанное войной

Всероссийский конкурс «МЫ ЕЩЁ ЖИВЫ!»
Номинация: «Фронтовая биография»

«Дети войны»

Глядя на оптимистичного и моложавого 78-летнего Николая Ивановича Суркова, никогда не подумаешь, что этот человек был малолетним узником фашистского концлагеря.

Он счастлив оттого, что, несмотря на огромное горе, пришедшее в их семью с войной, он продолжает род Сурковых.

Под оккупацией

Семья Сурковых до войны жила в деревне Хитрово Верховского района Орловской области. Отец Иван Захарович работал комбайнером, мать Акулина Михайловна вела домашнее хозяйство, супруги воспитывали двоих сыновей Виктора и  Анатолия.  Третий сын Николай, (о нём в очерке пойдёт речь)  родился в период оккупации 25 августа 1942 года.

Немцы заняли деревню Хитрово в октябре 1941 года. Иван Захарович не был призван на фронт из-за инвалидности, во время оккупации  из — за своего крутого нрава он был арестован  и в начале 1943 года расстрелян.

1940 г. Николай еще не родился. Семья Сурковых родители Иван Захарович и Акулина Михайловна, дед Захар

В это время нацисты начали подготовку к наступлению на Курской дуге. И уже в феврале они принялись расчищать места будущих боёв от населения. 23 февраля староста прошёл по деревне и приказал всем в течение часа собраться для эвакуации. Акулина Михайловна сложила в узелок скудные пожитки, буханку хлеба, рассыпала по карманам крупу и соль.

Затем односельчан погнали на железнодорожную станцию Глазуновка. Грудного Коленьку Акулина Михайловна несла на руках. Его старшие, но ещё малолетние братья семилетний Витя и  четырехлетний Толя шли пешком. Холодную и снежную ночь старики и бабы с детьми провели на станции под открытым небом, сидя на свитках и прикрывшись тряпьем. Утром их загнали в телячьи вагоны и отправили в Белоруссию.

О том, что пришлось пережить ему самому и его близким, Николай Иванович знает по рассказам двоюродной тёти Екатерины Федоровой, в девичестве Юдановой. Самой Кате было 14 лет, когда она вместе со своими родственниками и односельчанами попала в лагерь близ белорусского города Слуцка. Свои воспоминания она подробно описала в письмах к Николаю Суркову. Эти драгоценные свидетельства историк хранит как ценнейшие документы.

В концлагере

Началась страшная жизнь в переполненных людьми промерзших насквозь и кишащих вшами бараках. Кормили узников баландой – в воде плавали очистки картофеля и проса, и в придачу давали кусочек – граммов сто – так называемого хлеба. Это был и завтрак, и обед, и ужин – на всех на целый день. Матери, как могли, делились этой едой с детьми. Чтобы остановить голодный плач маленькому Коле вместо соски Акулина Михайловна давала кусочек хлеба, завернутый в тряпочку.

В тот период немцы начали гонять узников концлагеря по заминированным белорусскими партизанами дорогам, использовали лагерников в качестве живых тралов. Женщины тянули за собой бревна и бороны и гибли от взрывов мин.

Голод, тиф, холод отняли у Акулины Михайловны двух старших её сыновей. На краю гибели был и младший Коленька. Пока заключенных гоняли по заминированным местам, маленьких детей оставляли в холодных бараках. Вернувшись после очередного прогона по минному полю, женщина обнаружила, что её мальчик не подает признаков жизни. От отчаяния и мысли, что  её ребёнок замерз насмерть, Акулина Михайловна плакала и сильно  прижимала ребёнка  к себе. В конце концов, мальчик, пригревшись от материнского тела, зашевелился. С тех пор она не оставляла в бараке свою последнюю кровинку и всюду брала сынишку с собой.

Освобождение

Николай Иванович порой горько шутит: «Я ни разу не был в пионерлагере. Но это компенсируется тем, что полтора года провел в лагере немецком».

О своём освобождении он знает опять же из писем своей двоюродной тети. А она вспоминает, как после битвы на Орловско-Курской битве и освобождения орловской земли и г.Слуцка от фашистских захватчиков Акулина Михайловна с сыном, спустя почти два года, вернулась из концлагеря в родное  Архангельское, где жили её родители. Началось восстановление разрушенного оккупантами села, открыла свои двери для детворы школа, в которой Акулина Михайловна стала работать техничкой. Однако пережитое горе — гибель мужа и двух сыновей, муки, перенесенные в концлагере, постоянное беспокойство о здоровье младшего сына подорвали и её здоровье.

В августе 1948 года, когда Коле исполнилось шесть лет,  тридцативосьмилетняя женщина  умерла.

Сирота

untitledььтОсиротевшего Колю взяли в семью деда по матери Михаила Илларионовича Мотина и неродной бабушки Аксиньи Илларионовны, на ней дед женился в 1939 году после смерти своей первой жены.

Вот как оценивает их участие в определении своего жизненного пути Николай Иванович: «Огромную роль в моей жизни сыграла бабушка Аксинья Илларионовна. После смерти матери она решительно выступила против определения меня в детский дом. Взяла на себя большую ответственность за мое воспитание и заменила мне по существу родную мать».

О своем деде Николай Иванович говорит: «Первым моим учителем по жизни был дед Михаил Илларионович. Он преподал мне уроки трудолюбия, ответственного отношения к делу, бережливости, честности и порядочности, презрения к лености и праздности». Спустя несколько лет не стало и деда, Николай Сурков остался с бабушкой, ставшей для него самым родным человеком.

Дальнейшая судьба

Дальнейшая судьба Николая Суркова сложилась благополучно. Окончив семь классов Очкинской семилетней школы, в 1956 году он  поступил в Старооскольский геологоразведочный техникум. В 1960 году, получив специальность техника разведочного бурения, Николай Сурков по распределению приехал в Коми республику, известную в те годы своими комсомольско-молодежными стройками, и начинает трудовой путь в Вычегодской геологоразведочной партии.

Николай Сурков в 16 летПотребность в получении новых знаний привела его в число студентов-заочников Московского государственного историко-архивного института. Молодого историка приглашают на работу в Коми обком комсомола в качестве заведующего лекторской группой. В 1969 года последовало приглашение на работу в Коми областной комитет КПСС.

Здесь продолжилось профессиональное углубленное изучение Николаем Ивановичем отечественной истории. Окончил аспирантуру Академии общественных наук при ЦК КПСС, защитил диссертацию, работал секретарем Вуктыльского райкома партии, был заместителем председателя Коми республиканского отделения общества «Знание», заведовал кафедрой общественных наук в институте усовершенствования учителей. С 1995 года по 2016 –й преподавал историю в Коми пединституте,

«Память детства»

Николай Иванович Сурков —  кандидат исторических наук,  член-корреспондент Академии военно-исторических наук, член союза журналистов России. Он страстный собиратель исторических фактов, впечатлений, которые  получает в поездках по историческим местам. Николай  Иванович  — прекрасный рассказчик, а ещё он коллекционирует  календари! В его коллекции несколько десятков этих свидетелей разных этапов истории, в том числе ценнейший раритет — листок отрывного календаря от 9 мая 1945 года с надписью от руки «Победа!» С 2014 года Николай Иванович возглавляет созданный  по инициативе городского Совета ветеранов клуб бывших несовершеннолетних узников фашистских концлагерей «Память детства».

К своему нынешнему общественному поручению объединить людей, чье детство прошло за колючей проволокой, Николай Сурков относится с большой ответственностью. Он ведёт активную социальную деятельность, энергичный и позитивный пенсионер.

Малая родина

Николай Иванович по праву считает  Коми землю своей второй малой Родиной. Здесь он женился. В семье супругов Николая Ивановича и Людмилы Анатольевны Сурковых родились двое сыновей, они гордятся своими четырьмя внуками.

k5MW0UTVY4gНиколай Иванович с любовью относится к орловской земле, систематически бывает здесь и, находясь вдалеке от неё, продолжает изучать её историю.

Совместно с М.А. Мацуком и И.К. Проничевым они наладили в Сыктывкаре серийное издание «Орловцы в Коми», в выпусках которого раскрывают судьбы орловцев, находившихся в Коми и в настоящее время живущих в этом суровом северном крае. Перу Николая Ивановича принадлежит интересная статья «Орловцы-ссыльные в дореволюционном Коми крае».

Так пролегла жизненная дорога нашего земляка и современника Николая Ивановича Суркова: от застенков фашистского концлагеря до профессорской кафедры педагогического института.

Фотографии из архива  Н.И. Суркова
Марина САМАРИНА, член Союза журналистов России, г. Орёл

Другие статьи по теме:

Я АБСОЛЮТНО СОГЛАСНА С ВАМИ…

4 апреля 2014г. № ОД-5/116 Уважаемый Александр Фролович! Спасибо за письмо. Я абсолютно согласна с Вами в том, что в основе патриотизма заложена генетическая память о своих предках. Если бы все любили и заботились о своей малой родине, особенно сильные мира сего, то не было бы той разрухи и неустроенности, которая наблюдается повсеместно в регионах…

Читать далее...

Справедливость вопиет из могил — раунд 4

Сопреседатель Ламбсдорф,Сопреседатель Айзенштат (24-26 августа 1999 г., Бонн)

Читать далее...

Музыкальные вечера в Дахау — Василий Лифинский

Моему отцу и его боевым товарищам, погибшим и выжившим.
Мы всё помним, никто не забыт и
ничто не забыто. Простите нас,
что не уберегли ваши памятники
в освобожденной вами Европе, пропитанной вашей кровью и удобренной пеплом ваших тел, сожженных
в печах концлагерей…

Читать далее...

ЛИЧНО СВИДЕТЕЛЬСТВУЮ!

В детском доме Ретцова у малолетних узников брали кровь «Мы родом из войны. И те, кто воевал, и те, кто никогда не видел собственными глазами ее отдаленных результатов, и даже те, кто родился сейчас… Она была и осталась. Одна на всех. На весь мир. На всех людей». Это Константин Симонов. И нам, пережившим войну, казалось,…

Читать далее...

Маршрут особого назначения

Поклонная гора (Москва) – комплекс «Партизанская поляна» и мемориал «Хацунь» (Брянская область) –  поселок Красный берег – Гомель (Беларусь). Таковы дороги, по которым недавно проследовали участники памятной акции – бывшие несовершеннолетние узники нацизма из Москвы, Подмосковья, а также ветераны армии и правоохранительных органов.

Читать далее...