Смерть в колонне

Про Инну Ивашнину и её жизнь

Мой отец, Ивашнин Василий Васильевич, родился 31.01.1905 года в селе Новики Спасского района Рязанской области в многодетной крестьянской семье. Родители его были крепостными крестьянами, а потом колхозниками, которые пахали землю и сеяли хлеб всю свою жизнь.

Отец мой получил образование и имел самую мирную профессию: «сеять разумное, доброе, вечное». Он был преподавателем математики в средней школе г. Брянска. А еще он любил литературу и музыку. Сам сочинял стихи и играл на мандолине и даже организовал школьный оркестр, с которым выступал по местному радио.

А вот оружия он никогда не держал в руках своих. К тому же, он был слаб здоровьем и не был призван в армию в первые дни войны. Вскоре мы оказались в оккупации. Как честный и порядочный человек он не мог спокойно смотреть на все бесчинства, которые творили оккупанты. В это время мы переехали жить в село Марачево Жирятинского района Брянской области, и там он вступил в партизанский отряд «За Родину» 4-й Клетнянской бригады. Отец мой — человек сугубо мирный, он не был обучен военному делу, поэтому воевал недолго. 23 января 1942 года он погиб.

Но о нем не забыли. Его имя увековечено на памятнике-мемориале «Партизанская поляна». Этот мемориал посетил наш президент В.В. Путин и встречался там с нашими партизанами, кому посчастливилось дожить до этого радостного дня. Ежегодно 9 мая я, мои дети и внуки тоже приезжаем к этому памятнику, возлагаем цветы и чтим память нашего отца, дедушки и прадедушки, который отдал свою жизнь за то, чтобы мы жили на земле.

Моя сестра Ивашнина Инна родилась в селе Марачево Жирятинского района Брянской области 16.02.1942 г. во время оккупации. В это время в Жирятинском районе Брянской области развернулось мощное партизанское движение. К лету 1942 года действия партизан приносили большой ущерб немецким захватчикам, и они стали присылать карательные отряды на партизанские деревни и села. Каратели безжалостно жгли хаты и дома, убивали всех, кто попадался им на пути, не щадя ни женщин, ни стариков, ни детей. Жители деревень и сел, захватив с собой небольшой скарб, разбегались по лесам. Мы с мамой и новорожденной сестрой убежали тоже. В лесу мы и еще несколько семей жили в шалашах, которые соорудили из еловых ветвей, а еду готовили на костре. Но, опустошив окрестные деревни, немцы вместе с полицаями стали прочесывать леса. Они шли цепью с собаками, а мы убегали вглубь леса. Конечно же, женщины с детьми и младенцами на руках далеко убежать не могли, и нас выловили. Нас согнали в кучу и погнали к железнодорожной станции «Клетня», погрузили в товарный вагон и повезли в концлагерь, который находился на окраине города Брянска, на станции «Урицкий». Не буду описывать все остальные наши мытарства: и холод, и голод, и лагерную баланду, и тифозную горячку, и полчища вшей, ругань и унижение и т.д.

Когда же началось отступление немецких захватчиков из нашей Брянской области, они погнали нас с собой, прихватывая по дороге население деревень, которые лежали у них по пути. Их целью было оставить после себя разоренную, выжженную землю без населения, чтобы некому было её возродить. Нас гнали по дороге как стадо скота, а на руках моей матери умирала моя маленькая сестричка. Задыхаясь в придорожной пыли, она умирала от голода, от жажды, от дистрофии. Ей было всего полтора года жизни. Когда она умерла, над колонной пронесся возглас: «Ребенок умер!» Колонну остановили. Один из конвоиров принес нам ящик из-под снарядов и саперную лопатку. Это было проявление некой гуманности, им не свойственной.

Мы положили маленькое безжизненное тельце моей сестры в этот ящик, одна женщина дала белый головной платок, которым мы ее накрыли и закопали под кустиком у дороги. И нас погнали дальше. Это было со слов моей мамы 23 августа 1943 года на Украине где-то под городом Ямполь. Но вскоре Советская армия догнала наших мучителей, и нас освободили. Это было в сентябре 1943 года. Вскоре мы с мамой вернулись в Брянск к нормальной человеческой жизни, а коротенькая жизнь моей сестры, полная страданий и невзгод, даже нигде не была зарегистрирована, как-будто и не было на земле этого человека, никто не выдавал нам свидетельства о её рождении, а тем более о её смерти. Она — одна из многочисленных жертв войны и фашизма, не учтенных ни в каких архивах и документах. Память о ней сохраняется только в сердцах близких людей. Очень хочется надеяться, что фашизм больше не поднимет голову на нашей земле.

Тамара Васильевна СКВОРЦОВА
Малолетний узник фашизма и ветеран труда
Брянск, Проспект Московский,
100-7, 241004

Впервые напечатано в газете «Судьба» № 3(156), 2015 г.

Другие статьи по теме:

И ОСТАЛСЯ ОДИН

АРХАНГЕЛЬСКАЯ ОБЛАСТЬ Сегодня день освобождения узников из фашистского плена — 11 апреля и я решил Вам написать письмо, в котором хочу поблагодарить Вас и Ваш коллектив за то, что Вы делаете для нас. Я родился в 1936 году под Ленинградом, в городе Пушкин. Как вы знаете, город Пушкин был в руках немцев. Наш дом находился…

Читать далее...

Офицеры семейной династии Савиновых

У всякой истории есть свое начало Революция 1917 года. Гражданская, Отечественная, Корейская войны, Сирия, Ливан. Всякая война оставляет глубокую рану в душах тех, кто пережил страшную потерю близких…

Читать далее...

Детская кровь победы

В республике Беларусь и России всем неофашистам и их подпевалам- поклонникам, а  также  депутатам, которые уверены, что дети кровь не проливали, посвящаю

Читать далее...

Я шёпотом произношу свой горький и бесконечно печальный тост

Открытое письмо бывшего несовершеннолетнего узника фашизма О.М. Вишневского из Брянска участнику Великой Отечественной войны П.Н. Моторову из Уфы.

Читать далее...

САМЫЙ ПОРЯДОЧНЫЙ ИЗ ВСЕХ МИНИСТРОВ

Как братья Громыки помогали родственникам, побывавшим в плену Мой родной дядя Андрей Степанович Громыко является двоюродным братом Андрея Андреевича Громыко, бывшего министра иностранных дел СССР. Родился он в селе Старые Громыки Ветловского района Гомельской области в дворянской семье. В 1905 году в первую русскую революцию, будучи студентом юнкерского училища, бежал в Америку в г. Сан-Франциско….

Читать далее...