Справедливость вопиет из могил — раунд 7

Лишь чувство определенного облегчения

(16-17декабря 1999 г., Берлин)

Из сообщения для газеты “Судьба“.

Седьмой раунд переговоров относительно выплат жертвам рабского и принудительного труда завершился тем, что была названа окончательная сумма возмещения – 10 миллиардов дойчмарок. Половину указанной суммы внесет правительство ФРГ, половину – компенсационный фонд германских предприятий. Кроме того, определенные средства (сверх 10 млрд. ДМ) должны собрать предприятия США, филиалы которых в период войны находились в Европе и работали на тоталитарную гитлеровскую машину.

В подведении итогов седьмого раунда переговоров приняли участие федеральный президент Й. Рау, федеральный канцлер Г. Шредер, государственный секретарь США М. Олбрайт, министр иностранных дел ФРГ Й. Фишер, сопредседатели встреч С. Айзенштат и О. Ламбсдорф и другие.

В состав делегаций Беларуси, России, Украины наряду с руководителями фондов взаимопонимания и примирения В.Я. Герасимовым, В.А. Князевым, И.Н. Лушниковым входили председатель Международного движения б.м.у. В.В. Литвинов, секретарь ЦС МСБМУ Н.Н. Дорожинский, председатель Российского союза б.м.у. И.А. Фридман.

Впереди – напряженная работа, связанная с принятием в ФРГ соответствующего “выплатного” закона и сбором денежных средств среди промышленных предприятий, обозначением доли каждой страны-получателя, определением параметров Фонда будущего (гуманитарные программы), размера административных расходов, объема возмещения по страховкам, имущественным претензиям и т.п. Предполагается, что эта работа может быть завершена к осени 2000 г.”

Из выступлений, прозвучавших в Бальном
зале Hyatt-Hotel, по случаю достижения
договоренности о финансовом объеме
Фонда выплат принудительным рабочим.

Отто Ламбсдорф: Сегодня у нас очень важная, хоть и не последняя, встреча. Я благодарю за работу всех, кто способствовал ее успеху. В первую очередь – президента Клинтона и канцлера Шредера, которые, конечно, не могли не вмешиваться и не поддержать конструктивных усилий участников переговоров. Не отметить этого не имею права, поскольку мне поручено официально презентовать достигнутый практический результат. Что касается присутствующих здесь государственного секретаря США г-жи Олбрайт и министра иностранных дел ФРГ г-на Фишера, то их ангажированность от начала до конца была на стороне жертв преследований. Она ощущалась еще со времен Лондонской конференции.

Понимаем: достигнутое соглашение позволяет поставить финансовую, но никак не историческую и не моральную точку. Тем более что ответственность не равнозначна вине. Но бесспорно: соглашение, о котором говорим, работает на авторитет германского государства. Наши сердца преисполнены чувства гордости за него. Когда-то немецкие солдаты гонялись на улицах украинских, российских, белорусских городов за молодыми людьми — нужной рейху рабочей силой. Это было ужасно. Ныне мы, немцы, намерены оказывать знаки внимания жертвам преследований. Постараемся сократить время ожидания выплат.

Мадлен Олбрайт: Не буду лукавить: в последние месяцы я сомневалась в успехе переговоров. Перспектива виделась в густом тумане неопределенности, и мой оптимизм таял, как, вероятно, таяли надежды жертв. К счастью, я ошибалась. Принудительный труд будет некоторым образом возмещен. Говорю “некоторым образом” потому, что полностью возместить его немыслимо – даже при наличии фантастических богатств.

Впрочем, цифры, с которыми участники переговоров в конце концов согласились, взяты не с потолка. Имелись определенные индикаторы, которые были использованы в работе. Эта работа являлась изнурительной. Тем большее удовлетворение должен испытывать каждый, кто занимался ею.

Утверждают: немецкая сторона, выступая со своей инициативой, стремилась лишь к тому, чтобы избежать судебных разбирательств и связанных с ними серьезных экономических и имиджевых издержек. Согласиться с подобными утверждением значило бы впасть в грех откровенной и оскорбительной несправедливости. Инициатива ФРГ заключает в себе большой нравственный, исторический смысл. Мы видим его. И это придает немецкой инициативе особую ценность.

Ставя в конце столетия знак гуманности и добросердечия, мы заявляем: кошмарные, тлетворные идеи расизма, насилия, диктата никогда и ни в какой форме не должны воскреснуть в будущем.

Йошка Фишер: Поддержка, которую участники переговоров получили от руководителей ФРГ и США, была не только действенной, не только материально ощутимой, но и своевременной. Она поступила в самый нужный момент. И мы продолжили наш диалог. Реализация инициативы ФРГ потребует от каждой стороны новых усилий. Если они будут предприняты, мы докажем, сколь близки нам интересы жертв, сколь дороги идеалы справедливости.

Стюарт Айзенштат: Все делегации согласились с тем, что выделяемая сумма является предельной…

Немцы вновь показали себя свободной и достойной нацией. Многие изъявили желание внести свои деньги, чтобы подчеркнуть личное участие в судьбе жертв…

Есть серьезные основания рассчитывать на дальнейшее улучшение отношений ФРГ с восточноевропейскими странами, с государством Израиль…

Манфред Генц: Испытывая чувство удовлетворения по поводу достигнутой договоренности, мы помним и о нерешенных вопросах — от ариизации собственности и безосновательного аннулирования страховок до насильственного отнятия у матерей младенцев. Во всем этом предстоит разобраться. Мы ожидаем. что восточно- и центральноевропейские страны обеспечат правовую защиту интересов германских предприятий.

Ежи Станчик: При распределении сумм между странами надлежит обеспечить не политический, а исторический, моральный подход. Лишь после выполнения ожидающей нас работы правительство Польши выскажет свое отношение к германской инициативе.

Игорь Лушников: Нельзя допустить произвольного исключения из числа претендентов отдельных категорий жертв. По мнению украинской делегации, следует безотлагательно выделить средства для выплат тем, кому за восемьдесят.

Мелвин Вайс: Мне не хотелось бы омрачать сегодняшний праздник. Но я должен заметить, что оперировать категориями успеха или неуспеха в таких случаях, как наш, довольно рискованно. Для этого нужно через многое переступить в себе.

Да, мы испытываем определенное чувство облегчения. Но будем откровенны: общая сумма явно недостаточна. Мы согласились на нее в надежде поправить положение за счет средств американских предприятий. А если это не произойдет – что тогда?

Как и другие адвокаты жертв, я рассчитывал на то, что германская промышленность окажется гораздо более щедрой, чем оказалось в действительности. По крайней мере был уверен: она не отстанет от федерального правительства. Увы, вынужден с огорчением отметить, что коллегам господина Генца не хватило душевной широты, которую в критический для судьбы переговоров момент продемонстрировал канцлер Шредер. Я глубоко признателен ему за это.

Найдя новые коммуникационные каналы, мы нашли способ спасти переговоры.

Компромисс достигнут в мучительных дебатах.

В какой-то мере все мы можем считать себя хранителями священного огня памяти.

Постскриптум.

Закрывая седьмой раунд переговоров, американский сопредседатель встречи С. Айзенштат осторожно заметил, что ввиду ограниченности финансовых возможностей, вероятно, не все притязания жертв удастся удовлетворить, а его немецкий коллега О. Ламбсдорф поблагодарил профессора Л. Нитхаммера за его работу, а также за придуманное им название создаваемого Федерального фонда “Память, ответственность и будущее” («Еrinnerung, Verantwortung und Zukunft”).

В СПИСКЕ АЕК ЗНАЧАТСЯ

Американский еврейский конгресс (АЕК) обнародовал список 254 немецких фирм, где в период войны широко использовался труд невольников. Мир, как отмечает в редакционном комментарии газета “Вашингтон пост”, узнал имена тех, кто “пожинал плоды созданной нацистами системы тотального рабства».

Среди тех, кого назвал АЕК, такие известные концерны и фирмы, как “Агфа” (фотопленка), “Бальзен” (кондитерские изделия), “Блом + Фосс” (судостроение), “Буна” (нефтепереработка), “Кнорр” (пищевые концентраты), АББ (химия), МАН (машиностроение), “Мелитта” (продовольственные товары, кофе), “Пройссаг” (металлургия), Рургаз (газ), “Шелл” (нефтепереработка), Немецкая железная дорога, “Реемтсма” (табак), “Карл Цейсс” (оптика), БАСФ (химия). Приводились данные и о доходах.

Пока списка не было, концерны и фирмы тянули время. Теперь надлежало определяться. И многие уже согласились внести солидные суммы в создаваемый Федеральный фонд. А “Мелитта”, кроме официального возмещения, решила выплатить каждому “своему” оставшемуся в живых бывшему принудительному рабочему по 10 тысяч дойчмарок.

Из крупных американских фирм, на дочерних предприятиях которых в Германии использовался принудительный труд, в списке АЕК фигурировали “Форд” и “Дженерал моторс”.

Другие статьи по теме:

Справедливость вопиет из могил — раунд 5

Мелочный, неприличный торг (6-7 октября 1999 г., Вашингтон)

Читать далее...

Справедливость вопиет из могил — раунд 6

УДАР ПО ПРЕСТИЖУ ИМЕНИННИКА (16-17 ноября 1999 г., Бонн)

Читать далее...

Справедливость вопиет из могил — раунд 2

Очистить посевы пшеницы от пепла (22 июня 1999 г., Бонн)

Читать далее...

Справедливость вопиет из могил — раунд 4

Сопреседатель Ламбсдорф,Сопреседатель Айзенштат (24-26 августа 1999 г., Бонн)

Читать далее...

Справедливость вопиет из могил — раунд 1

Дневник переговорной одиссеи.
В.В. Литвинов – председатель Международного движения бывших малолетних узников фашизма.

Читать далее...