Без справки из концлагеря

DSCF5001Валентина Тарасовна Кузнецова получила удостоверение
бывшего несовершеннолетнего узника фашизма


ОБМОЛВИЛАСЬ ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

Эта история прозвучала на одном из заседаний клуба «За чашкой чая»…
– Когда началась война, мы жили в деревне Канево Витебской области, что в  Белоруссии. – Начала свой рассказ Валентина Тарасовна Кузнецова. – Деревню заняли немцы. Они выгнали нас из домов, сельчане попрятались в погребах и схронах. У нас был большой дом, который оккупанты заняли под свой штаб. Ночевали по нескольку семей в одном подвале. Отец наш, Тарас Борисович Нестерёнок, был в партизанском отряде. Нас у матери, Акулины Давыдовны, было пятеро, всё девочки, старшей, Тамаре, 9 лет, младшая Фрося, только что родилась. Защитить нас было некому. Вскоре немцы собрали всё местное население на деревенской площади, пересчитали и стали выяснять из каких семей мужчины ушли в партизаны. Не обошлось без предателей. Партизанские семьи построили в колонны и погнали в райцентр Сенно, где была тюрьма. Однажды немцы разделили заключённых на две партии. Меня с сёстрами отстранили от матери. Взрослых погнали в трудовой лагерь, в «Заозёрье», дети остались одни. Это был настоящий  ужас! Зима, мы  сами по себе, убираем барак, ходим в лес за дровами. Есть нечего… Уже к весне немцы «сжалились» над малышнёй и перевели всех в детский дом в Заозерье, который, по сути, был концлагерем. Прошёл слух, что родителей из тюрем Заозёрья погонят дальше, в с. Мелехово. Мы, сёстры, в страхе выбегали на дорогу, всё ждали,  когда  же  увидим маму. И вдруг смотрим – мама с грудной Фросей  стоит, на нас смотрит, вся белая от седины, а ей  тогда  было всего 40 лет… Затем было Мелихово, настоящий концлагерь. Оттуда в 44–м нас освободили партизаны и части Красной Армии.

– Когда вернулись домой, – продолжила свой рассказ Валентина Тарасовна, – жили в землянке, вырытой военными. Нашей большой семье выделили отдельное помещение, мы обложили его соломой. Так и жили. Ходили в школу.  Писать  было  нечем, строгали лучину, а чернил не было, мы сажу с печки сострагаем, в воду опустим – вот и чернила, писать можно…

Закончив  школу,  я  поехала  в  Витебск  поступать  в  ФЗУ. Закончила училище и  нас,  30  человек,  отправили  по распределению, кого в Тбилиси, кого в
Ереван, кого в Баку. Старшие мои сестры были замужем за военными. Я поехала в Баку, поступила на  фабрику, вышла замуж, семьёй переехали в   Кузнецк,   где   устроилась  на  завод  приборов  и конденсаторов.    Там   проработала   37  лет.  Награждена орденом  Трудовой  Славы 3 степени, значком «Победитель социалистического соревнования Министерства электротехнической промышленности».

– Вот и вся моя жизнь. – Закончила свой рассказ Валентина Тарасовна.

Оказывается, не вся.

На склоне лет взялась Валентина Тарасовна за тяжкие хлопоты. Взялась неистово, со страстью труженицы, привыкшей начатое дело доводить до конца.

НЕ ОСТАЛОСЬ ИМЕН…

С 2003 года В.Т.Кузнецова добивается статуса бывшей несовершеннолетней узницы фашизма, согласно которому она имеет право на пенсию и пособия, предусмотренные Законом «О ветеранах». Но на обращение в райсобес, где выдаются удостоверения, ответили отказом: «Выдать удостоверение не можем – нет оснований».

В самом деле, в справке Управления по Витебской области Комитета государственной безопасности Республики Беларусь, куда в своё время обратилась В.Т.Кузнецова за подтверждением, что была в концлагерях, созданных фашистами на оккупированной территории Витебщины, и что преступлений против Родины не совершала, сообщалось, что «…какими–либо документами в отношении Кузнецовой (Нестерёнок) Валентины Тарасовны и сведениями об её нахождении в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. в местах принудительного содержания гражданского населения, списками их узников, а также сведениями о немецких детских домах и их воспитанниках управление КГБ РБ по Витебской области не располагает». Об отсутствии каких–либо сведений также сообщили из государственного архива Витебской области, где по просьбе белорусских чекистов обращение Кузнецовой рассмотрели очень внимательно. Не оказалось списков воспитанников в частично сохранившихся документах Зазёрского детского дома (именно в этом спецучреждении, созданном гитлеровцами, выживала Валя Нестерёнок в годы войны – РЕД.).

Итак, документальных подтверждений о том, что в 1941 году белорусская девочка по имени Валя Нестерёнок, схваченная фашистами, была брошена в специальный детский дом для детей «бандеркиндев» (так гитлеровцы называли детей партизан и подпольщиков), в невыносимых, диких условиях боролась за своё выживание, долгие месяцы удерживалась там вплоть до освобождения Красной Армией, найти не удалось. В концлагерях третьего рейха справок не выдавали. А отечественные архивы и госучреждения, которым по назначению положено знать всё о всех своих гражданах, оказывается, не всегда располагают сведениями об отдельно взятом человеке. К тому же, многие архивы оккупированных территорий бывшего СССР сгорели в огне войны, а частично сохранившиеся документы и материалы были переданы в государственные архивы соответствующих субъектов РФ, в Государственный архив Российской Федерации, в Центр хранения историко–документальных коллекций, Центр розыска ЦК Российского общества Красного Креста, в Управление ФСБ России по Омской области, в Главный информационный центр МВД России, в Центральный архив Минобороны России и др. Сгорел архив и в Орше, где могли находиться сведения о партизанской семье Тараса Нестерёнка и его дочерей. Неужели на Земле от имён, сгинувших в огне страшной войны и следа не осталось?

Не верилось Валентине Тарасовне, что её имя, имя дочери партизана Великой Отечественной войны, отдавшего жизнь за Родину, как в воду кануло.

ДОКУМЕНТ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

Собрала Валентина Тарасовна безнадёжные ответы в стопку и – снова в райсобес Кузнецка, к начальнику отдела соцзащиты И.А.Мажаевой, мол, так и так: «Смотрите, вот Справочник о местах принудительного содержания гражданского населения на оккупированной территории Белоруссии, там указана тюрьма в г. Сенно, Витебской области – моя тюрьма! А вот выписка из пенсионного дела отца нашего и его семьи. Там тоже есть моё имя. Тут же заявление моей мамы от 21 сентября 1944 года, ещё шла война, нас только-только освободили…».

– В понедельник поеду в Пензу, – успокоила Кузнецову чиновница. – Будем решать.
Взмолилась Валентина Тарасовна: « Не тяните с вашим решением. Ведь мне уже 76… Моя младшая сестра Ефросинья в Беларуси была признана узником фашистского лагеря и в своё время получила пособие из Германии. Но уже умерла. Нет в живых и Раисы. А вот Тамара, живёт в Донецкой области и сестра Анна из Баку, как и я, остались непризнанными. Признаете меня — их поддержу».

В Министерстве труда, социальной защиты и демографии Пензенской области рассмотрели заявление В.Т.Кузнецовой. К сожалению, начальник Управления организации социальной помощи населению и работе с инвалидами В.В.Шомников, лично ознакомившись со всеми материалами, предоставленными заявительницей, пришёл к выводу, что в документах всё–таки не достаёт информации, которая являлась бы несомненным, бесспорным основанием для выдачи удостоверения. Похоже, что для чересчур дотошного чиновника справки из фашистского концлагеря с печатью третьего реха и подписью недобитого гитлеровца, действительно, не хватало.
Что ж, и в провинциальных «белых домах» не перевелись ещё жестокосердые карьеристы, перестраховщики, бездушные формалисты, не имеющие сострадания к чужой судьбе. Но говоря о работниках сферы социальной защиты населения Пензенской области, нельзя не поражаться их профессиональной некомпетентностью, элементарным невежеством, граничащим с историческим беспамятством. Ведь на что надеялась Валентина Тарасовна, предъявляя в собес свои документы военного времени? На живую нить поколений. Мол, поймут молодые потомки, родственники и земляки тех, кто пережил войну, кто приближал нашу общую, уже далёкую победу. Её военная судьба и потерянное детство – не выдумка, а сущая правда. Страшная правда войны и неизбывного горя народного. Материалы, предъявленные в райсобес, говорили о многом – о героической и короткой жизни партизана Т.Б.Нестерёнка, о горе его жены, оставшейся вдовой с кучей малолеток на руках, о долгих страданиях многочисленного семейства, вместе с земляками пережившего оккупацию, угон на чужбину, тюрьмы и лагеря. Наконец, о нелёгкой жизни после освобождения.

Перед нами рукописный текст, составленный секретарём сельского совета и заверенный печатью Сенненского районного архива во время войны — 21 сентября 1944 года. Называется «Пенсионное дело семьи военнослужащего Нестерёнка Тараса Борисовича (Отец В.Т.Кузнецовой – РЕД.)». Прочтём дословно, с орфографическими ошибками и пропущенными знаками препинания.

«СПРАВКА. Дана настоящая гражданке Нестерёнок Акулине Давыдовне (вспомним: мать Валентины Тарасовны – РЕД.) проживающей в деревни Канево Горивецкого с/совета Сенненского района в том что её семья принадлежит к семьям партизанским. Муж Нестерёнок Тарас Борисович находясь в партизанах – погиб.
Состав семьи следующий: Жена Нестерёнок Акулина Борисовна – 1907 г., дочь Нестерёнок Тамара Тарасовна – 1932 г., дочь Нестерёнок Раиса Тарасовна – 1934 г., дочь Нестерёнок Валентина Тарасовна – 1936 г., дочь Нестерёнок Анна Тарасовна – 1940 г., дочь Нестерёнок Ефросиния Тарасовна – 1942 г.
Семья проживает в к–зе Кирова д. Канево. С сельским хозяйством связана, но с огорода в количестве 0,50 га – урожай не снят, так как усе пропало.
С родственников в немецких властях никто не служил, с членов семьи никто с немцами не сотрудничал.
В чём и удостоверяется. Председатель с/с Горбачов, секретарь с/с Володкевич.

Ещё не закончилась война, не улеглась боль от потерь родных и близких людей, сожжённых хат и деревень. Но на освобождённой от немецко-фашистских захватчиков территории оживает мирная, трудовая жизнь с её нуждами и заботами.
На обороте Справки – копия заявления в Сенненское гособеспечение от колхозницы колхоза «Кирова» Горивецкого с/с Сенненского района, вдовы с пятью малолетками на руках Нестерёнок Акулины Давыдовны (мать В. Т. Кузнецовой – РЕД.). Документ под № 1155 также приводим дословно.

«Прошу рассмотреть моё заявление и оказать мне помощь деньгами также с одёжи и обуви так как мой муж Нестерёнок Тарас Б. был в партизанах бригады Леонова и пропал без известия а я осталась с малыми детьми, детей в меня пятеро все нетрудоспособные, дом мой спален немцами и всё моё разобрано имущество немцами, сама я с детьми малыми была в тюрьме г. Сенно за то что мой муж был в партизанах, и в настоящий момент я осталась голая и голодная с малыми детьми, детей надо учить у школу ходить и нема в чом, а поэтому большая просьба оказать мне помощь деньгами с одёжи и обувью. Дети мои и год рождения … Проситель Нестерёнок.»

ЕЁ СУДЬБА ЗАДЕЛА ЗА ЖИВОЕ

Жестокий и незаконный отказ чиновников Минтруда Пензы в признании В.Т.Кузнецовой несовершеннолетним узником фашистского лагеря взволновал многих. Главный правовой инспектор профсоюза машиностроителей по Пензенской области Марина Юрьевна Долматова, председатель правления Пензенского отделения Российского фонда Мира Ольга Игоревна, Лещенко, корреспондент популярной в Пензе «Любимой газеты» Влад Жирнов, участник клуба «За чашкой чая» Олег Ткачёв, председатель союза пенсионеров г. Кузнецка С.Н.Скворцова, заместитель председателя Координационного совета Партнёрства фондов местных сообществ Олег Шарипков и другие не оставили в беде оскорблённую пожилую женщину. Они поддержали в ней чувство собственного достоинства, одобрили продолжение трудных, но так необходимых для нашего сегодняшнего общества хлопот по восстановлению справедливости, помогли продолжить поиск документов военных лет, составить заявление в суд, в суде защищать её интересы.

А между тем, В.Т.Кузнецова, вдохновлённая поддержкой новых друзей, собралась и съездила в далёкий Витебск, где проживает бывшая узница фашизма Р.Ф.Гаранина, которая вместе с Валентиной Тарасовной и её семьёй находилась в Сеннинской тюрьме и в детдоме Заозерья. И гражданка Республики Беларусь подтвердила этот факт как нотариально, так и в судебном порядке.

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

21 ноября 2014 года Кузнецкий суд под председательством судьи С.А.Брюзгина установил факт пребывания В.Т.Кузнецовой в детском возрасте в местах принудительного содержания, созданных фашистами.

НЕ СТЫДНО?!

Из Решения Кузнецкого суда по делу № 2-502/2014 от 21 ноября 2014 г.
«Представитель заинтересованного лица – Министерства труда, социальной защиты и демографии Пензенской области, извещённый о времени и месте рассмотрения дела должным образом, в судебное заседание не явился, представил письменный отзыв и заявление о рассмотрении дела без его участия, в удовлетворении заявления просил отказать».

НЕОБХОДИМОЕ ДОПОЛНЕНИЕ

Материалы для газеты «Судьба» предоставлены общественным благотворительным фондом «Гражданский Союз».

Проект «Сохраняя прошлое – создаём будущее. Развитие волонтёрства для поддержки людей, пострадавших от национал социализма, проживающих в Пензенской области» реализуется в партнёрстве с «Российским фондом мира», региональным отделением ООО «Российское историко-просветительское благотворительное и правозащитное общество «Мемориал»»», волонтёрской группой «Серебряная пора».

Проект осуществляется в рамках благотворительной программы «Место встречи: диалог».
Контакты: pr@civilunity.orgwww.penzafond.ru, 2515igel@gmail.com

Л.СИНЕГРИБОВ
Член союза журналистов России
Участник благотворительной
программы «Место встречи: диалог»

sudba2009@yandex.ru

Другие статьи по теме:

Вручалось в посольстве

В Русском культурном центре (бывший дом офицеров флота) состоялось награждение первой группы бывших малолетних узников медалью «70 лет Победы».Среди награждённых были как представители российского гражданства, так и эстонцы, белорусы, латыши. В посольстве поинтересовались: «Планируете ли Вы поездку в Россию? Оказалось, что никто не планирует. Среди причин названы: отсутствие родственников, дороговизна билетов, трудность дороги в связи…

Читать далее...

Президенту Российской Федерации Путину В.В. Уважаемый Владимир Владимирович! Бывшие несовершеннолетние узники фашизма живут надеждой, что в год 70-летия Великой Победы в Закон «О ветеранах» будут введены новые критерии установления категорий ветеранов, а также поправки об отнесении бывших несовершеннолетних узников фашизма к ветеранам Великой Отечественной войны. Законопроекты на этот счёт лежат в Госдуме с 2007 года….

Читать далее...

Павильон на подворье

Нефантастический проект художника, пережившего гитлеровские концлагеря Уважаемые сотрудники газеты «Судьба»! С глубокой душевной болью и огромной благодарностью воспринимаю Вашу газету. Пожалуй, она самая близкая мне по содержанию, по духу, потому что это и моя судьба. Каждая строка — это и моя биография полосатой детской дорожки. Потому что вместе с вами, т. е. всеми авторами, которые…

Читать далее...

Рождённая не для войны

СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ МОЕЙ МАМЫ 20 февраля 2015 г. исполняется ровно год, как не стало моей мамы — Суровой Любовь Артемовны. Ее имя и судьба неразрывно связаны с историей Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г. Родившись в самом начале войны, 11 июля 1941 г., в селе Пески Старые в 120 км от станции Брест-Литовская Республики Белоруссия, еще младенцем…

Читать далее...

Не стареют душой!

Исполнилось 75 лет Николаю Ивановичу Оганову – основателю и первому руководителю Казахстанской Ассоциации бывших узников фашизма. 30 лет проработал ветеран в органах внутренних дел, уделяя самое пристальное внимание техническому усовершенствованию методов поимки преступников и работе с молодежью. В 1994 году он выступил с инициативой создания в Казахстане новой общественной организации – Казахстанского союза бывших несовершеннолетних…

Читать далее...