Рождённая на чужбине

В отдел краеведения Центральной городской библиотеки г. Ангарска обратилась Лидия Борисовна Саханенко (в девичестве Сиротенко), чтобы восстановить историю своего рождения. Она рассказала нам свою печальную историю тех далеких военных лет

В 2001 году по запросу Саханенко Лидии Борисовны в Управлении Службы безопасности Украины (г. Донецк Донецкой области) была получена справка от начальника подразделения В. М. Микушева:

«Из сохранившихся архивных материалов видно, что Ваш отец – Сиротенко Борис Емельянович, 1910 года рождения, уроженец Полтавской области, в период временной оккупации города Сталино, в апреле 1942 года, был угнан на принудительные работы в Германию, где работал в городе Варштайн области Арнсберг с 01.05.1942 года кузнецом-металлистом. Работодатель – Диттманн-Нойхаус. Трудовая книжка №А 159/Wa/84 биржа труда г. Зост. Рабочий №482. Освобожден в апреле 1945 г.»

В документах Нюрнбергских процессов говорится о так называемых остарбайтерах (от нем. Ostarbeiter – «восточные работники»).

С оккупированных территорий фашисты вывозили людей целыми семьями, с малолетними детьми и подростками. Их перевозили в Германию в товарных вагонах. Судьба советских остарбайтеров после прибытия в Германию складывалась по-разному – в зависимости от того, куда их распределяли на биржах труда, организованных прямо на разделительных пунктах. Туда съезжались потенциальные хозяева, которые выбирали себе работников. Одних отправляли на заводы или в шахты, других батраками к сельским бауэрам, третьих – в домашнюю прислугу. Отбор зависел от физического состояния, уровня образования и квалификации. Самых крепких и выносливых отправляли в рабочие лагеря при шахтах и заводах, где были наиболее тяжелые условия.

Именно в такие условия попали молодожены Сиротенко. На фабрике в Варштайне (нем. Warstein) 7 сентября 1943 года у них родилась дочь Лида. Подтверждение тому – запись в деле: «Жена и дети следуют с ним». Основание: фильтрационное дело №94036 из справки Службы безопасности Украины.

Когда в конце войны немецкие заводы и фабрики стали бомбить, всех людей вместе с оборудованием фабрик стали вывозить на минное поле для уничтожения. Немцы это делали, чтобы оборудование с заводов и фабрик не досталось англичанам, русским или американцам. Вдруг поезд остановился, и машинист открыл первый вагон. В этом вагоне находилась семья Бориса Сиротенко. Остарбайтеры быстро освободили оставшихся людей. Машинист удивил своей добротой, он дал узелок Борису Емельяновичу и указал безопасное место, где можно укрыться от артобстрела. Когда бомбить перестали, люди вышли из убежищ и пошли пешком. Переходили из одной жилой местности в другую, пока не добрались до города Дюссельдорф. Здесь всех беженцев переписывали американцы.

Вспоминает Лидия Борисовна Саханенко: «Мама рассказывала, что меня забрал афроамериканец. Мама думала, что уже не вернет. Но он не просто вернул, а помыл, вылечил глаза, переодел в новое платье и даже дал кусочек шоколада!». Затем переписанных беженцев рассаживали по эшелонам и отправляли по довоенному месту жительства. Так семья Бориса Сиротенко вернулась обратно в Сталино. И здесь же в 1946 году у них родился сын.

По итогам Великой Отечественной войны, всего на территории Сталинской области, по неполным данным ЧГК, нацисты уничтожили 174416 мирных граждан и 149367 военнопленных, угнали 252000 человек. В Сталино почти вся недействующая шахта № 4/4-бис была завалена телами – палачи сбросили туда более 75000 человек (часть – заживо). Точное число жертв неизвестно – нацисты разлагали трупы щелочью, а при отступлении все взорвали. Были заполнены телами шахты в соседних городах – Макеевке (около 30000 человек) и Горловке (14000 человек)…

Советская власть не предоставила людям, прошедшим весь ад принудительного труда в Германии, официальный статус жертв нацизма. Наоборот, это была одна из ущемленных категорий граждан, к которым советское государство относилось с подозрением. Ведь в СССР каждый человек при поступлении в вуз или устройстве на работу был обязан заполнять анкету с вопросами «был ли на оккупированной территории» и «был ли за границей». А они были и там, и там – поэтому им зачастую была закрыта даже скромная служебная карьера. Не забывайте, в основном это были молодые люди, для которых принудительный труд в Третьем рейхе стал клеймом на всю оставшуюся жизнь. Многие «остовцы» долгие годы скрывали, что во время войны были угнаны в Германию, и держали эту боль внутри себя.

Им не платили никаких компенсаций за бесплатный труд и моральный ущерб в годы войны из-за того, что Советский Союз в 1953 году отказался от репарационных претензий к ГДР. Советские руководители посчитали, что Германия весь причиненный СССР ущерб возместила репарациями, а о людях тогда никто не думал. Бывшие остарбайтеры никак не вписывались в официальную советскую память о войне: они не считались ни узниками фашизма, ни ветеранами. Ситуации изменилась лишь на рубеже 1980 – 1990-х годов.

Именно тогда обобщенный банк данных «Мемориал» стал заниматься этой темой и собирать материалы для книги о судьбе остарбайтеров.

Для справки: Обобщенный банк данных «Мемориал» создан по инициативе Министерства обороны Российской Федерации в 2007 году. В настоящее время ОБД «Мемориал» содержит почти 17 млн цифровых копий документов о безвозвратных потерях и 20 млн именных записей о потерях Красной Армии в Великой Отечественной войне.

Люди присылали документы, фотографии, открытки и другие уникальные свидетельства пребывания в фашистском рабстве. Теперь у «Мемориала» появился огромный массив данных, который мы постепенно выкладываем на сайте «Та сторона» (http://tastorona.su).

Созданная «Мемориалом» база данных очень помогла людям получить выплаты, которые производились в 90-е годы и продолжались в нулевые. Для выплат принудительным рабочим в Германии был создан фонд «Память, ответственность, будущее». Часть средств давали правительства Германии и Австрии, а часть – фирмы, на чьих заводах во время войны трудились советские граждане (например, Siemens и Volkswagen). В зависимости от того, где они трудились, в 90-е годы им выплачивали от полутора до нескольких тысяч дойчмарок.

При этом детям, не достигшим 12-летнего возраста на дату освобождения и находившимся в концлагерях, гетто и иных местах заключения, сумма выплаты равна сумме выплаты для взрослого узника концлагеря или гетто, независимо от возраста.

Сегодня Лидия Борисовна Саханенко не может доказать, что она была рождена на фабрике в городе Варштайне. Ее свидетельство о рождении было куплено отцом уже в Сталино.

Специалисты отдела краеведения написали письмо в Международную службу розыска. Ответ получили практически мгновенно: «Если Вы желаете получить сведения о судьбе Вашего родственника, то на обработку запроса может потребоваться до двенадцати месяцев и более. В связи с тем, что ежемесячно в Международную Службу Розыска поступает более 1000 запросов, дать ответ в короткий срок, к сожалению, не всегда возможно. Поэтому просим отнестись с пониманием к длительному сроку ожидания ответа».

Не надеясь на скорый ответ из Германии, который мог бы пролить свет на историю рождения Лидии Борисовны Саханенко, специалисты отдела краеведения Центральной городской библиотеки разместили на ангарском сегменте Международного сайта «Бессмертный полк» всю информацию, связанную с судьбой малолетней узницы фашизма. В том числе и той, которая получена из Германии, от Международной службы розыска. Кроме этого, Лидия Борисовна лично обратилась с просьбой о поиске информации о некоторых её родственниках-фронтовиках.

Включившись в поиск по выяснению участи преследовавшихся нацистами соотечественников, полагаю, что нам могут помочь не только мемориалы в местах нахождения бывших концентрационных лагерей и лагерей военнопленных и немецкие службы розыска, но и государственные архивы, а также различные местные организации самих жертв нацизма. Есть такая организация и в Ангарске. Называется она «Тихие зори». Но как считает её председатель Тамара Савельевна Макаренко, за хлопотами Саханенко стоит не проблема её признания бывшим несовершеннолетним узником фашизма. Лидия Борисовна в своё время получила и удостоверение БМУ с правами на определённые льготы, и немецкую компенсацию. Казалось бы, что же еще?

Душевное волнение человека, рождённого на чужбине, в неволе, на фабрике в городе Варштайне не даёт покоя бывшей узнице. Вот и ищет, идёт она по следам своего прошлого, пытаясь разобраться в той трагедии, которая случилась с её страной и народом, с её семьёй.

Анастасия РЕРИХ
Заведующая отделом краеведения Центральной городской библиотеки

Ангарск. Иркутская область

Другие статьи по теме:

Свои, которые не предали

О ЧЁМ НАПОМНИЛА ФОТОГРАФИЯ

Москвичка Лариса Петровна Компанищенко в гитлеровской неволе уцелела чудом. Когда в Германии за побег из концлагеря «Дора» её, шестнадцатилетнюю девушку, бросили в тюрьму, то измученная физической болью и, самое страшное, отупляющим голодом, она искала в себе силы выжить. Стремление выжить во что бы то ни стало в стане врага, после освобождения и возвращения на Родину превратилось в страстную решимость сделать как можно больше для себя и людей, оставить на Земле след доброй памяти.

Читать далее...

Анонс

В 186-м выпуске газеты «Судьба»:
Свои, которые не предали;
Люди мира, на минуту встаньте!..
Нам не дано расчеловечиться
Судьба учёного;

Читать далее...

Указ нашего президента

О ВЫПЛАТЕ ВЕТЕРАНАМ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ по 75 тыс. РУБЛЕЙ

В честь 75-летия Победы президент России Владимир Путин подписал указ о единовременной выплате участникам Великой Отечественной войны (ВОВ). Выплату получат россияне, проживающие в России, Латвии, Литве и Эстонии.

Читать далее...

Нам дороги эти позабыть нельзя

Поклонная гора (Москва) – комплекс «Партизанская поляна» и мемориал «Хацунь» (Брянская область) –  поселок Красный берег – Гомель (Беларусь). Таковы дороги, по которым недавно проследовали участники памятной акции – бывшие несовершеннолетние узники нацизма из Москвы, Подмосковья, а также ветераны армии и правоохранительных органов

Читать далее...

На память Путину: МЫ — ЖИВЫ!

Сутурин Алексей Федотович Родился 30 марта 1939 года в д. Кудрявец Авдеевского сельсовета Хвастовичского района Калужской области. Состав семьи: отец Федот Васильевич 1891 г.р. умер в мае 1946 г., мать – Варвара Никаноровна 1896 г.р. умерла в 1987 г., брат Иван 1920 г.р., в сентябре 1939 года призвался в армию, служил в Белоруссии. В июле 1942 года он был переформирован в г. Козельск. Он писал, что из подразделения их осталось 16 человек. Какое подразделение – мать мне не объяснила. Он мне был родной по отцу, его мать умерла при родах, вырастила и воспитала его моя мать, имел образование 7 классов.

Второй брат Иван 1930 г.р. умер в 1994 г., сестра Аксинья 1933 г.р., сестра Полина 1942 г.р. проживает в г. Видное Московской области.

В 1941 году в нашу деревню пришли немцы.

Читать далее...