Отцы и дети

Когда на фронт были призваны мужчины, то в деревне у нас остались старики, женщины и дети. Так в семье Варфоломеева Иллариона Илларионовича, погибшего на фронте в апреле 1945 года, осталась вдова Мария Никоновна и пять несовершеннолетних детей: Иван — 1930 года, Анатолий – 1931 года, Афанасий – 1937 года, Анна – 1939 года, Калина – 1940 года. Отец их был очень трудолюбивый, сумел детям привить любовь к технике. В годы войны Иван и Анатолий, будучи малолетними детьми, входили в бригаду, помогали ремонтировать сенокосилки и конные грабли, приходилось выполнять и кое какую работу в кузнице. В летний период времени они работали на сенокосе, косили вручную, гребли с помощью конных граблей, возили копны, кроме того занимались заготовкой дров и пилили чурочки для тракторов.

Варфоломеев Павел Александрович погиб под Ленинградом в 1943 году. Трудно пришлось вдове Евдокии Савельевне, в семье осталось восемь детей: Венедикт – 1924 года, Панфил – 1927 года, Наталья – 1928 года, Влас – 1930 года, Василий – 1933 года, Ганя – 1934 года, Мария – 1937 года. Последний малыш умер.

Подросткам пришлось работать в колхозе, готовили сено, дрова, ухаживали за животными. Прополкой хлеба руководила Брылева Мария, она распределяла детей по рядам, показывала какие сорняки удалить и следила за качеством работы. Дети брали с собой чай и кусочек хлеба, начинали работать рано утром, пока не жарко.

У Калашникова Григория Яковлевича погибли три сына: Петр, Дементий и Николай. Дедушка – Григорий Яковлевич взял заботу о сиротах — внуках на себя. Он учил их пользоваться косой, правильно вести прокос, грести сено, возить копны и полоть хлеб. Часть своего заработанного хлеба отдавал внукам.

У Варфоломеева Кондрата Трофимовича осталось шесть детей: Игнат, Марина, Мария, Денис, Григорий, Матрена. Девочкам в раннем детстве пришлось работать на колхозных полях на прополке хлеба, работали и на колхозном огороде: садили и поливали капусту, пололи морковь, лук и чеснок.

Во время сенокосной поры в местности Обор жили дети 13-15 лет. Они занимались сенокошением, греблей сена и вывозом копен к зародам. Для удобства счета вывезенных копен выдавались палочки за каждый рейс и вечером подводили итоги. Нормой выкоса было 40 соток, оплата — 800 граммов хлеба и один литр сваренной затерки. Зарод метали старики Варфоломеев Елисей Лукич и Варфоломеев Григорий Яковлевич. В возрасте 75 лет они выполняли очень трудную работу, поскольку метать сено в зароды приходилось в сухую очень жаркую погоду. К этой работе иногда привлекали женщин, умело справлялась с этим трудом Леонова Агафья. В колхозе «Красный партизан» принимали активное участие дети Брылев Иван Никифорович, Брылев Иван Иосифович, Калашникова Ирина Петровна, Калашников Василий Афанасьевич, Кравцов Харлампий Тимофеевич, Брылев Семен Иванович, Иванов Василий Афанасьевич. Кроме сенокоса они вывозили на поля навоз, собирали золу по домам и тоже увозили на поля. Исполнять нелегкую работу приходилось мальчикам, когда пилили чурочки для тракторов, пила была ручная, тупилась, а точить её было некому. Во время пахоты мальчики водили быков, которые были упрямы и с ними нужно было справляться, к тому же трудно было ходить по вспаханному полю.

Директор школы строго следил за расходованием дров, извести и мела. В квитанции № 11 от 10 апреля 1945 года написано: «Отпустить извести для побелки квартиры красноармейца Готовского 4 кг.».

В период войны учителя проводили политинформацию о военных действиях на фронте, беседах к праздничным дням, выпускали фотомонтажи о выполнении программ и посещаемости. Большое значение уделяли сбору посылок бойцам, подписке на облигации военного займа. В справках есть такие показатели, как общее число учеников, число покинувших школу по причине отсутствия обуви, одежды и хлеба. Из пятого класса четыре ученика ушли в ФЗУ (фабрично-заводские училища), где частично обеспечивали питанием, одеждой, общежитием и обучали какой-либо профессии. Из седьмого класса из 18 учащихся пять детей из-за трудностей в семье ушли работать в колхоз, где за свой труд они получали оплату печеным хлебом.

Многие дети тогда не знали, что такое игрушки. Разрушенные дома и звуки выстрелов – таким запомнилось детство тем, кто рос на оккупированной фашистами территории. На всю жизнь запомнили письма и «похоронки» с фронта.

Материал представлен сельской библиотекой
Никольск
Мухоршибирский район

Другие статьи по теме:

За колючей проволокой Заксенхаузена

Розыск ведёт русский профессор

Профессор Владимир Ильич Наумов, бывший физик-реакторщик из Москвы, хочет восстановить своё собственное прошлое. Два года из своего детства этот русский, угнанный Вермахтом, был вынужден провести в качестве подневольного рабочего на фабрике Фридриха-Вильгельма-Бляйхе в Бракведе. Сейчас он ищет контактов с другими рабочими того времени.

Читать далее...

Привет, участникам Международного форума от «Общества бывших узников фашизма» г.Тирасполь

Обращение граждан Российской Федерации – жертв нацизма к немецкой молодёжи (на русском и немецком языках)

НАШ ЖЕРТВЕННЫЙ ПОДВИГ ДАВНОСТИ НЕ ИМЕЕТ ОБРАЩЕНИЕ граждан Российской Федерации – жертв нацизма к немецкой молодёжи Дорогие друзья! В детском  возрасте нам довелось испытать  неимоверную жестокость, эксплуатацию, унижения, рабство, горечь потерь близких и дорогих людей. Всю жизнь мы, последние свидетели, невольные участники и жертвы той  войны, храним память об этом страшном периоде, об испытаниях, выпавших…

Читать далее...

СКАТЫВАНИЕ К ФАШИЗМУ?

Что происходит на глазах поколения, жестоко пострадавшего от преследований нацистов В  Минске 27-29 мая с.г. состоялась научно-практическая конференция, посвященная  70-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Инициатором и организатором мероприятия выступили Парламентское Собрание Союза Беларуси и России. В работе конференции приняли участие депутаты Национального Собрания РБ и Федерального Собрания РФ, ответственные сотрудники секретариата Парламентского Собрания Союза РБ…

Читать далее...