Благотворительный центр «Хасдей Нешама» собирает невыдуманные истории. СУДЬБА МУЗЫКАНТА

Николай Подольский работает в школе. Имеет сына…

Среди живущих в Туле евреев-жертв Холокоста, есть люди, чья да­та рождения вписалась в хроноло­гические рамки самой страшной из войн современной эпохи – Второй мировой.

В 2002 М. Шильт признавался: «Впервые увидев в благотвори­тельном центре «Хасдей Нешама» настраивавшего рояль Николая Подольского, мог ли я подумать, что этот мужчина, внешне предпен­сионного возраста, несмотря на тро­нутую сединой шевелюру, является малолетним узником, попавшим под безжалостный каток войны ещё младенцем?»

Коле не было ещё двух месяцев, когда началась Великая Отечественная война. Он с родителями и старшей сестрой начинал жизнь в Одессе; в эвакуацию не уехали, так как ждали отца из командировки. Одессу оккупировали румынские фашисты. Мама умирает от голода в еврейском гетто, а дети попадают в детский дом. Николай 4-месячным оказался в гетто вместе с 11-летней сестрой Лесей и красавицей матерью – Ульяной Да­видовной Уманской, по мужу Константиновской.

Гетто в Одессе просуществовало недолго. В январе-феврале 1942 узников несколькими партиями вы­везли в северные районы Одесской области: Доманёвский и Берёзов­ский, к месту массовых экзекуций. Спаслись единицы.

Когда колонну еврейских жен­щин с детьми гнали к месту погруз­ки, Ульяна Константиновская, вос­пользовавшись удобным моментом, вытолкнула дочку, нёсшую брати­ка-грудничка на руках, из колонны в шеренгу молчаливо стоявших по сторонам обывателей. Цепочка лю­дей на мгновение расступилась, что­бы тотчас сомкнуться вновь. Сопро­вождавшие колонну евреев поли­цаи ничего не заметили… Мать понимала, что идёт туда, от­куда нет возврата, но надежда окрыляла ее: быть может, дети будут спасены…

Совсем незнако­мые люди укрыли детей, но они боя­лись держать «еврейчиков», риск был слишком велик. Лесю с брати­ком пристроили в Акмечетский дет­ский дом Доманёвского района, оформив задним, дооккупационным числом как украинцев.

В том же детдоме застало их ос­вобождение. Николай пробыл в дет­доме до апреля 1945-го и до возвра­щения в Одессу родной маминой сестры Доры Да­видовны Подольской.

Как она разыскала племянни­ка? Опять чудесное стечение обстоя­тельств. После освобождения Одесской области (1944) 14-летнию Лесю послали на сельхозработы – «на хлопок» в Среднюю Азию. Де­вочка помнила лишь, в каком горо­де жили в эвакуации родственники, и написала по сути «на деревню де­душке», но письмо дошло (!) до адреса­та. Родные узнали, где находится Коленька.

Дора Подольская, увидев племянника, ужаснулась. Перед ней стоял угасавший дистрофик, в свои четыре года выглядевший двухлетним, с абсолютно лысой в язвах головой. Он не ходил из-за рахита, почти не го­ворил, если не считать нескольких слов на украинской мове. Дора Да­видовна, в молодости певица, и её муж Семён Сергеевич Подольский (администратор в оперном театре) усыновили ребёнка, но ещё почти год шла борьба за его жизнь. Лесю удочерила другая сестра – Полина Давидовна Глузман.

У Подольских были две родные дочери – Кити и Мина. Они подняли на ноги тяжело больного Колю, воспитывали как своего третьего ребёнка –  и это в тяжелейшее время перехода от войны к миру! Коля не знает своих родителей, но всю жизнь с благодарностью, непреходящей и трепетной любовью относится к Подольским (сначала живым, потом ушедшим в мир иной) – вторым, но для него единственным, родителям и сёстрам.

Окончил Николай школу-восьмилетку, затем 9 и 10 классы в вечерней школе. Судьба будет много раз испытывать его на прочность и в то же время благоволить к нему, подбрасывать неожиданные решения проблем. После школы два-три года проработает фрезеровщиком на заводе, с отличием окончит ремесленное училище мореходного профиля, получит специальность судового моториста, но дальше Батуми посмотреть мир не удастся: «5-й пункт»!

В 1972 году Леся, вместе с доче­рью, названной в честь бабушки Ульяной, уехала на постоянное мес­то жительства в Израиль, там она и умерла в 1983. А с её дочерью, сво­ей племянницей, Николай Подоль­ский переписывается, у неё большая семья. В 1999 Николай Семенович побывал у своих из­раильских родственников. «Не пре­рывается связующая нить».

– В семье приемных родителей я всегда чувствовал себя родным и любимым, – вспоминает Николай. – К сожалению, папа, Семён Сергее­вич Подольский, ушёл из жизни рано, в 1949, зато мама (умерла в 1976 в Израиле) смогла увидеть меня уже вставшим на ноги, само­стоятельным, кое-чего добившимся в жизни человеком, отцом и мужем. Это была уникальная по благородст­ву, честности, душевной щедрости семья. Без их тепла и поддержки я бы не смог состояться… Мне, конеч­но, повезло.

Николай Подольский жил в Одессе, работал мотористом на су­дах торгфлота. В 1963 переехал в Тулу, где сестра Мина работала в Тульской филармонии. Закон­чил здесь музыкальное училище, получил специальность дирижёра-хоровика. Сейчас работает в музыкальной школе № 2. Имеет сына Илью, концертирующего музыканта, а у того – две дочери. Илья – ученик знаменитого гитариста С. И. Руднева, живёт в Москве.

И жена, и дочь Николая Семёновича – профессиональные художники. А на первом этаже Хеседа выставлены подаренные центру «Хасдей Нешама» работы его сестры Китти По­дольской.

Сейчас его супруга – художник, дизайнер, педагог Татьяна Нефёдовна (р. Туманова), известная под фамилией Подольская. Её мастерская действует при Тульской областной иудейской общине.

И. Ф.МАКАРОВА, Я. М. ШИЛЬТ

 (обработка и публикация М. В. Майорова)

Тула

Другие статьи по теме:

Германский Федеральный фонд «Память, ответственность и будущее» работает в России

Благотворительная программа четвёртого открытого конкурса проектов некоммерческих организаций, инициированная германским фондом «Память, ответственность и будущее», оказывает поддержку людям, пострадавшим от нацизма. Впервые к участию в конкурсе были приглашены некоммерческие организации (в т.ч. государственные, муниципальные, общественные, религиозные), зарегистрированные и осуществляющие свою деятельность на всей территории Российской Федерации. По рекомендации Совета Общероссийской общественной организации «Российский союз бывших…

Читать далее...

И ОСТАЛСЯ ОДИН

АРХАНГЕЛЬСКАЯ ОБЛАСТЬ Сегодня день освобождения узников из фашистского плена — 11 апреля и я решил Вам написать письмо, в котором хочу поблагодарить Вас и Ваш коллектив за то, что Вы делаете для нас. Я родился в 1936 году под Ленинградом, в городе Пушкин. Как вы знаете, город Пушкин был в руках немцев. Наш дом находился…

Читать далее...

ЛИЧНО СВИДЕТЕЛЬСТВУЮ!

В детском доме Ретцова у малолетних узников брали кровь «Мы родом из войны. И те, кто воевал, и те, кто никогда не видел собственными глазами ее отдаленных результатов, и даже те, кто родился сейчас… Она была и осталась. Одна на всех. На весь мир. На всех людей». Это Константин Симонов. И нам, пережившим войну, казалось,…

Читать далее...

НАПОМИНАНИЕ Председателю Правительства Брянской области губернатору Денину Н.В., председателю Брянской областной Думы Гайдукову В.И.

22 июня 2014 г. исполнилось 25 лет со дня создания Брянского регионального отделения общероссийской общественной организации «Российский Союз бывших несовершеннолетних узников фашистских концлагерей». 25 лет мы проводим постоянную работу в городах и районах Брянской области по патриотическому воспитанию молодого поколения. Мы, непосредственные участники и последние свидетели Великой Отечественной войны на живых примерах и исторических материалах…

Читать далее...

Дневник событий программы «Место встречи: диалог». Апрель 2014 года

Более двадцати организаций  в разных концах России реализуют  проекты уникальной, программы. Проекты разные, но их  объединяет общая  направленность на то, чтобы в жизни пожилых людей, детьми переживших войну,  прибавилось тепла человеческого общения, заботы и любви. Я думаю, что эти простые слова выражают, по большому счету, формулу человеческого счастья. Человек не бывает по-настоящему счастлив, если  не…

Читать далее...