Смерти вопреки

Судьба мальчика из Полесья


Str_2_2Михаилу Синькевичу по жизни выпала счастливая карта – в прямом и в переносном смысле. Дело его жизни – военная геодезия и картография. Окончил военное училище, гражданский вуз и академию, участвовал в разработке и создании единственного в мире военно-картографического поезда с уникальным цифровым печатным и спутниковым навигационным оборудованием. Михаил Ефимович продолжает трудиться в одном из московских оборонных НИИ в качестве главного специалиста. Недавно отметил своё семидесятипятилетие. Но ранняя заря жизни ветерана выглядела в ином раскладе

Начало весны 1944 года. Готовится решающая операция по освобождению Белоруссии. Лесисто-болотистая местность белорусского Полесья – не лучше направление для будущего крупного наступления, и наши войска пока не ведут там активных боевых действий. Но штаб 9-й армии вермахта (группа армий «Центр») это относительное спокойствие настораживает. После февральских боев на участке Озаричи – Паричи немецкое командование обеспокоено ненадежностью обороны на этом рубеже. Оно опасается наступления частей 65-й армии генерала П.И. Батова.

Командарму 65-й: доложили, что оккупанты спешно создали в прифронтовой зоне концлагеря, куда насильно согнали мирных жителей из Белоруссии, России и Украины. Зачем? Их узникам генералы вермахта уготовили участь живого щита. Концлагеря возведены по инициативе бывшего личного адъютанта Гитлера генерала Фридриха Хосбаха. Люди были намеренно заражены тифом и другими инфекционными болезнями. Им отводилась роль «живого бактериологического оружия».

…Мише Синькевичу не было и четырех лет, когда 5-6 марта 1944г. в хутор Булец, что в Глуском районе на Полесье (ныне это Октябрьский район Гомельской области) нагрянули немецкие солдаты и полицаи. Они приказали жителям взять с собой только самое необходимое и следовать на сборный пункт – якобы для медицинского обследования. Отец Миши, инвалид, заподозрил неладное. Но куда денешься под дулами винтовок? В пути полицай с одобрения гитлеровцев отобрал у отца дорогую для него вещь – скрипку. Отец пытался как-то смягчить ситуацию: «Пан, верни скрипку, вместе играть будем». «Ты у меня сейчас на верёвке заиграешь!».

Так Миша, его брат Гриша, сестры Аня, Надя, Оля вместе с отцом Ефимом Денисовичем и мамой Марией Лаврентьевной оказались в концлагере «Озаричи». Но лагерем это гиблое место можно было назвать условно: в других хоть бараки были. А тут – никаких построек, где можно было бы укрыться от ледяного ветра и снега. Костры разводить запрещалось, еды и воды не давали. На ночь матери собирали детей группами по 15 — 20 человек, укрывали чем могли. Питались же узники припрятанными женщинами в одежде семенами ржи, гречихи, пшеницы и проса. Сотни людей умирали ежедневно от холода и истощения.

…В ночь с 18 на 19 марта оккупантам пришлось оставить свои позиции.

По разминированным проходам из концлагеря вывели 33.480 человек. Из них – 15.960 детей в возрасте до 13 лет, в том числе 517 сирот. Там было также 13.072 нетрудоспособные женщины и 4.448 стариков, о которых немедленно позаботились военные медики. По приказу командующего 1-м Белорусским фронтом генерала К.К.Рокоссовского для спасения освобождённых было развернуто 25 военно-полевых госпиталей.

«Мы все благодарны судьбе и красноармейцам генерала Батова, что остались живы, – сказал Михаил Синькевич немецкому радиожурналисту на Поклонной горе в Москве. – Я был седьмой у матери. Она не оставила, выходила меня. Смерти вопреки! Мама всегда носила с собой иконку Казанской божьей матери. Может, нас Господь и сохранил».

Эти слова услышала по радио вся Германия. И кто знает, может, среди слушателей были и те, кто противостоял под Озаричами? Только к маю семья Миши лесными тропами вернулась в разоренный хутор Булец. Все, кроме него, переболели сыпным тифом и были крайне ослаблены – дом немцы разобрали на блиндажи. Грелись у костра, здесь же подсушивали грибы и лесную ягоду. Их и гречиху Ефим Денисович ранее предусмотрительно ссыпал в чугунки и закопал в лесу. Так и выжила вся семья. Потихоньку начали собирать из блиндажей то, что осталось от порушенной хаты. Спасибо местной власти – после войны всем пострадавшим жителям Белоруссии выписали лесоматериалы на восстановление жилья. Бесплатно!

Одно из памятных событий в жизни полковника в отставке, кандидата технических наук, члена-корреспондента Академии военных наук Михаила Синькевича – встреча с вдовой командарма Ниной Фёдоровной Батовой. Она подарила ему книгу «В походах и боях» со своей дарственной надписью. В ней дважды Герой Советского Союза, генерал армии Павел Иванович Батов, поведал и о неизвестных страницах спасения тысяч детей и их матерей из фашистского ада…

P.S. Судя по всему, выступление Михаила Ефимовича по радио в Германии было услышано. В марте 2015 года в г. Жлобине состоялась презентация новой книги об Озаричах. Собралась большая аудитория. И туда прилетели внук и правнук одного гитлеровского солдата, который участвовал в сооружении концлагеря. Прилетали, чтобы прилюдно покаяться за совершённое зло. Узнали правду о делах деда совсем недавно, когда того уже не было в живых.

Владимир РОЩУПКИН,
Александр УРБАН
Москва

Добавить комментарий