В газету «Судьба» на конкурс «Территория мира, дружбы и согласия»

Дети войны — детям мира
Ирина Андрианова
Встреча бывших несовершеннолетних узников фашизма с подростками и молодежью уральского техникума «Рифей».

В уральском техникуме «Рифей» состоялось событие: дети войны рассказывали детям мира о буднях сороковых в нечеловеческих условиях. Встреча с пятью женщинами, бывшими узниками гетто и нацистских концлагерей с кадетами 5-10 классов не оставила равнодушными ни одного участника.

Ветераны Великой Отечественной войны посетили музей в одном из корпусов техникума и были приятно удивлены мастерству учащихся камнерезного отделения насколько детально выполнены дипломные работы выпускников учебного заведения. Искусные изделия и композиции из камня, посвященные бажовским сказам и победе в Великой отечественной войне собираются с основания, с 1948 года.

Внимание гостей привлекли объемная композиция «Урал куёт победу» (1948), знаменитого камнереза Николая Дмитриевича Татурова колоссального размера 55х112х63 см, выполненная из поделочных камней, в которой представлены все основные техники работы с камнем, в том числе и флорентийская мозаика, и экслюзивный письменный прибор «Красная площадь» (1950), из родонита и яшмы, размером 54х64х39 см, такие принято было дарить в качестве подарка высокопоставленным чиновником советского времени, настольные композиции «20 лет победы» и «25 лет победы», выполненные из обсидиана, нефрита и яшмы. Стоимость этих работ давно является аукционной.

«Встреча в космосе», выполненная из яшмы, мрамора, лазурита, офиокальцита и обсидиана в 1981 году, являющется копией, так как оригинал вручен дважды Герою Советского Союза, генералу-полковнику авиации РФ, космонавту П.И. Климуку.

Узнаваемы персонажи работы «Хозяйка медной горы», «Малахитовая шкатулка», выполнена из яшмы и металла, «Каменный цветок», «Данила мастер» и «Таюткино зеркальце» из хрусталя и яшмы, и, конечно, портрет П.П.Бажова, выполненный в технике мозаичное панно в 1977 году, и экспонировалося во Дворце Молодежи. 

  • Даже не верится, что это сделано ребятами 16-18 лет: работы сотворены мастерами своего дела, — восклицают гости.
  • А в этом году, спустя множество лет с момента создания, их планируют выставить на Чемпионате Мира — 2018, — подытоживает экскурсию заведующая музеем.

К сожалению, многие работы не получат своего звездного часа, так как в маленьком музее «Рифея» представлена лишь треть работ. Массивные работы, исторически посвященные В.И. Ленину и партсъездам находятся на реставрации и реконструкции.

Женщины-ветераны, находясь под впечатлением и тонких украшений — бус, колец, броши и, конечно, кокошника помнили, что подротски и молодежь их уже ждут в актовом зале.

Директор Колузакова Татьяна Сергеевна встретила гостей приветственной речью, задав тон важной встречи и  пригласила на сцену особенных гостей этого дня: Заместителя председателя Свердловской Общественной организации бывших несовершеннолетних узников фашизма, выживших в военные годы. Зал погрузился в тишину, никто не смел и шелохнуться, лишь изредка некоторые из ребят переглядывались между собой. В помещении раздался громкий женский голос. Всем стало тяжело и больно на душе. Тяжело слушать детям и больно вспоминать пережившим давние события.

Будучи детьми, они выстояли вместе с другими в жестоких условиях концлагерей и гетто. Тогда их было миллион, маленьких мальчиков и девочек, а сейчас перед залом стояло 5 женщин, которые победили смерть, две из них рассказали о своем детстве.

Валентине Рябцевой было 11 лет во время войны. Она начала свою речь с общих слов о гетто и концлагерях о том, как немцы «всеми методами пытались разграничить наше общество». А потом последовала и ее личная история: как и все дети мечтала, кем станет в будущем и ещё в школе хотела последовать примеру своей первой учительницы, так она и проработала 25 лет преподавателем русского и литературы, и ещё 25 лет директором школы. Сейчас Валентина Рябцева является заместителем председателя Свердловской областной общественной организации бывших несовершеннолетних узников, ходит в школы выступать перед детьми, чтобы те узнали об ужасах войны и всеми способами старались предотвратить ее повторения.

Рассказывая она о начале войны, она  вспоминала желание быть врачом, чтобы суметь оказать помощь раненым. Когда люди колоннами пытались уйти дальше от линии фронта, она слышала как выла сирена, предупреждая о налёте, чтобы все вокруг успели спрятаться во ржи или убежать в лес, и видела как немцы бомбили нашу землю…

  • Я сидела и считала самолеты врага, иногда досчитывая до 24. Я была пионеркой и всегда носила на шее свой талисман-красный галстучек. В один из налетов солдат русской армии сказал мне снять повязку из-за того, что ее очень хорошо видно сверху и враги могут их заметить, — вспоминала она. — Мне пришлось снять свой красный галстук и зажать его крепко в ладошке. В это время «укнула» бомба, солдата и меня саму отбросило.

Встав, девочка увидела своего знакомого, лежавшего с вырванным брюшным содержимым. Он едва успел прикрыть то место, которое разорвала бомба белой тряпкой, как тут же она побагровела. Именно в этот момент Валентине Рябцевой захотелось помочь ему. Но было уже поздно…

 

Следующая выступавшая, Любовь Ефимовна Червякова рассказала о том, что  ей было всего 7 лет, когда отец ушёл на войну. А так как члены ее семьи были евреями, их взяли в плен. Вскоре девочка со своей мамой и сестрой оказали в гетто, который расположился на территории заброшенного санатория. В гетто ее ждали сложные испытания:

 

  • Гитлер и его команда взяли курс на полное уничтожение евреев. Если в концлагерях кормили, то в гетто не было ни еды, ни воды. Поначалу мы выживали благодаря оставшимся запасам, затем ели траву и то, что приносили люди из ближайших деревень к оцепленной электрической проводкой территории.

Любовь Ефимовна рассказала о том, как один мальчишка пытался выбраться, но он повис на проводе и было велено не снимать его труп до тех пор, пока сам не упадёт.

Другой ужасающий случай заставил расплакаться многих сидящих в зале: 5-летний ребёнок нашёл химический карандашик, который выпал из сумки одного из полицаев. От радости мальчик исписал все вокруг: стены барака, камушки, испачкал свои ручки. Так он, счастливый шёл к своим родным и рисовал по пути.

  • По этим исчерканным ручкам его и нашли, выволокли на площадь, остро-преостро заточили карандаш и исписали бедного мальчика как ножом, — продолжала бывшая узница. — Мальчишка терпел. Он только стоял и утирал фиолетово-красные следы на своем лице.

Завершая свой рассказ, Любовь Ефимовна поделилась случаем, который произошёл с ней самой:

  • Мы с сестричкой опухли, потому что организм не получал ни воды, ни еды. Я уже не могла ходить и мама в отчаянии ушла, чтобы достать что-нибудь съедобное, хотя бы немного травки. Когда она пришла, меня не было на месте…

 Дело в том, что санитары увидели безжизненно лежащее детское тело и выкинули в кучу трупов. Но мать не верила, что дочь мертва и пошла искать. Только знакомый ей ботиночек подсказал, где ее девочка. Семья героини и ещё несколько семей решили сбежать. И даже полицаи, поймавшие их в деревне, узнав учительницу, маму Любовь Ефимовны, сжалились и отпустили их.

 

В рамках встречи также выступила уральская поэтесса, посол мира Наталья Урбанская  начав речь со слов:

  • Кровь солдат, слезы матери, которая потеряла своего ребёнка, и тоска ребенка, который потерял на войне отца, не имеют национальности!

Выступление гостей завершила поэтесса, стихотворением «Дедушкин урок», посвященным встречам Детства сороковых двадцатого столетия с Детством начала двадцать первого века:

  • Дед Гошин, он вернее больше прадед, в глазёнки детские пронзительно смотрел. И на прощанье, на праздничном параде быть непременно пятиклассникам велел.

 

 После выступлений весь зал поднялся, отдавая дань уважения ветеранам. Никто не смел и двинуться, пока директор техникума вручала подарки гостям. На сцену поднялся кадет 10 класса Нураев Никита и исполнил песню «Память» в благодарность ветеранам войны. Затем Воевудский Константин выступил с песней «Родина» и преподаватель Ирина Михайловна с песней «Молитва». Выступления закончились и ребята окружили ветеранов, чтобы задать пару вопросов и сфотографироваться. Было видно, что они впечатлены рассказами и биографией детей войны.

 

Только узнавая о военном прошлом из достоверных источников, свидетелей тех событий, можно не допустить роковых ошибок снова, избежать вооруженных конфликтов и гибели людей. И хочется пожелать ветеранам долгой жизни и крепкого здоровья, чтобы такие мероприятия были доступны всем школьникам Урала, России, всего мира.


Лишившиеся детства говорят

Юлия Зеленская

 

В преддверии 11 апреля, дня освобождения узников фашистских концлагерей бывшие несовершеннолетние узники фашизма вспоминают о своем детстве и рассказывают истории в школах, колледжах и техникумах.

 

Знание истории дает понимание того, что несет за собой война. Она отбирает счастливое детство, близких людей и даже жизнь человека. Пятеро женщин, членов Свердловской областной организации бывших узников фашизма  пришли  уральский техникум «Рифей» на встречу, потому что считают, что   история, рассказанная из первых уст оставит глубокий след в душе молодежи и надеются на то, что современные дети, услышав их трагичные истории, постараются сделать все, чтобы не допустить ещё одной войны. В преддверии дня освобождения узников фашистских концлагерей бывшие несовершеннолетние узники фашизма рассказывают свои истории школьникам, кадетам и молодым людям. Они не могут рассказывать о событиях войны без слез на глазах и желают, чтобы никто никогда не испытал тех чувств, которые испытывали они, оказавшись на войне. И видя это, сочувствуешь им.

  • Вы — наши продолжатели традиций сохранения мира, — обращается к кадетам Уральского техникума «Рифей» Валентина Владимировна Рябцева, попавшая в 1943 году в белостокскую тюрьму строго режима как дочь партизана. — Концлагеря были не только в Советском Союзе. Везде, куда продвигались немцы, они создавали такие лагеря. Для ненадежных: семей коммунистов, семьи, чьи мужья воюют против немцев, то есть всеми методами старались разделить наших людей. Но наш многонациональный союз, в котором все были равны независимо от того, какой они были национальности, какого вероисповедания. Все эти люди были в едином строю. И, конечно же, мы победили. В концлагерях были дети и подростки. Мне было 11 лет, когда нашу семью каждое утро вызывали на проверку: никто ли не сбежал? В том числе и я должна была стоять вместе с остальными на проверке. Проверяющие к нам приходили обязательно с овчарками, которые набрасывались на людей, которые не так повернулись. Однажды я резко повернулась и на меня набросилась овчарка, укусила ногу и до сих пор порою обостряется и мучит эта боль…

Любовь Ефимовна Червякова, благодаря маме, бежавшей из Печерского концлагеря, называемого «Мертвая петля» поделилась своей историей со сцены:
— Мы жили в Украине. Моя семья была полной. Отец служил управляющим в банке, и когда началась война, целыми днями занимаясь отчетом документации и подготовкой сдачи городской казны в районный центр. Все нужно было собрать и сдать государству, чтобы ничего не досталось фашистам. Многие успели эвакуироваться. Нам не удалось эвакуироваться. Когда моя семья собралась, когда все было готово к тому, чтобы эвакуироваться, но мы ждали отца. А отец домой не вернулся после того, как он попал под бомбежку, собрал оставшиеся денежные купюры и ценности банка и сдал их, он тут же ушел на фронт, где вскоре погиб.

Мы решили идти без него и отправились всей семьей на Восток. Идти было очень трудно: жарко, это было лето, тяжело. Я, ребенок, то у мамы на руках, то у дедушки, а то и пешком. Стали налетать самолеты, нависали так низко, что казалось, бомба вот-вот упадет на тебя. Я ничего не понимала, чувствуя лишь страх. Было страшно, когда взрывались бомбы, и после этой тяжелой бомбежки оставались такие жуткие картины, это ребенку трудно вообразить. А дальше нас остановили и рассортировали. Евреев в одну сторону, а остальных – же в другую.

Семья моя еврейская, поэтому нас задержали, после чего мы несколько дней шли на  пустую территорию бывшего санатория. Её оцепили проводами и пустили ток. Электрический ток не давал возможности выйти. На территории лагеря начались истязания: не было еды и воды. Кто посмелее, летом ходили в соседнюю деревню к колодцу, брали воду там и тащили её к нам, чтобы поделить воду между людьми.

И только через год поставили бочки с водой для питья. Фашисты решили поставить бочки с водой, потому что началась эпидемия брюшного тифа и руководство испугалось за своё здоровье. Поэтому и поставили бочки с водой и подогревали её. Я помню, как кто-то дал мне изломанный, изогнутый чайник и я пошла за горячей водичкой. Я иду, а водичка плещется, и я стараюсь оберегать каждую каплю. Принесла воды совсем на донышке, но все были рады этим каплям.

Первое время мы питались тем, что успели взять из дома. Но, конечно, унести с собой мы могли очень немного. К проводам приходили жители соседних деревень. Кто-то из них приносил кусочек хлеба, кто-то кусочек свеклы. За еду мы отдавали им все, что у нас было взамен на пищу. Однажды моя мама пошла в надежде выпросить хоть какую-то еду у людей и ей дали початок кукурузы. Она была так счастлива, несла этот початок кукурузы, спрятав под рубашкой, прижимая его к себе, чтобы принести нам, детям. По пути назад её встретил полицай и потребовал отдать початок кукурузы. Он растоптал его на глазах у многих людей. А после этого её выволокли на площадь и избили так, что мы очень долго залечивали её раны лопухами, которые в те времена тоже были дефицитом. Фашисты обращались с нами очень жестоко.

После историй Валентины Владимировны и Любови Ефимовны мне захотелось узнать и про участь, постигшую и других женщин, с которыми удалось сегодня познакомиться и они поделились со мной.

 

Елохина Лидия Николаевна, 1941 года рождения, немногословна, потому что как только начинает говорит о войне, слёзы наворачиваются на глаза и прерывается дыхание. Пережив заключение в латвийском переселенческом лагере, вернулась в свою деревню, в которой не было домов и жили в землянках. Она мечтала о том, чтобы когда-нибудь будет жить хорошо и « буду есть картошку каждый день, сколько хочу…»

Маташкова Валентина Викторовна родилась в Австрии, куда родителей привезли в качестве рабочей силы на завод. По дороге они перемещались в нечеловеческих условиях, и в Польше умер ее брат Володя, которому не было ещё и года.

Лидия Ивановна Яковлева родилась в 1944 году в концлагере, в городе Нойштадт. Она рассказала о том, что её семья с Украины и когда немцы пришли, то первым делом они забирали молодёжь: забрали её маму, сестру и отца работать на ткацкой фабрике. Её родители очень беспокоились, отдадут ли им ребёнка, родившегося в лагере, но все закончилось хорошо, они вернулись домой живыми и с пополнением.

— Когда люди узнали о том, что война закончилась, они ели родную землю от радости, — оживленно вспомнила она. — Хотя война закончилась в мае, но многие люди добирались до дома ещё несколько месяцев.

Рассказывая молодежи о войне публично или с глазу на глаз, женщины, лишившиеся детства и пережившие горе военного времени хотят, чтобы их сыновья, дочери и внуки, да и все люди никогда не испытали такого в своей жизни.

Фотографии автора Ирины Андриановой.
1 — минута молчания в актовом зале уральского техникума «Рифей»
2 — беседа Директора Колузаковой Татьяны Сергеевны с ветеранами.
3 — экспонаты музея;
последняя — поет Никита Нураев, песня «Память».
 
Спасибо за отклик,
Наталья Урбанская.

Добавить комментарий