Хранению подлежит!

Судьба наших архивов


В архиве Президента Республики Казахстан появилась отдельная единица хранения – архив Казахстанской ассоциации бывших узников фашизма. Такое решение было принято по итогам круглого стола, состоявшегося в стенах архива в преддверии 11 апреля – Международного дня освобождения узников концлагерей.

В работе круглого стола приняли участие сотрудники архива, молодые ученые и активные члены алматинской городской организации бывших узников. В своем приветственном слове директор архива Борис Жапаров отметил, что бывших узников фашизма в архиве принимают впервые, и теперь сотрудникам учреждения предстоит большая работа по архивированию имеющихся документов.

«Мы запишем на видео воспоминания каждого из оставшихся в живых членов ассоциации, примем на хранение все имеющиеся документы», — рассказал Жапаров.

К слову, первые данные об узниках в архив поступили еще в 2001 году. Тогда по линии посольства Казахстана в Германии в Алматы пришла книга, где содержались данные о 6.000 военнопленных-казахстанцев. Большое участие в подготовке этой книги приняла прежний председатель Ассоциации Тамара Андриевская.

Сейчас в архиве реализуется проект «Военнопленные казахстанцы Второй мировой войны». По словам Бориса Жапарова, из Казахстана на фронта Второй мировой были призваны около 1 миллиона 400 тысяч казахстанцев. Призывались они из трех военных округов: два находились на территории РСФСР, один – в Ташкенте. 250.000 казахстанцев оказались в плену.

«Военные действия не коснулись территории Казахстана, но наши люди отдавали свои жизни на фронте, мы принимали эвакуированных со всей большой страны, поэтому хранить и чтить память о героическом прошлом наших предков – наша обязанность не только по долгу службы, но и по долгу совести», — рассказал Борис Жапаров.

В 90-х годах в Казахстане насчитывалось более 2.000 жителей, эвакуированных или депортированных сюда во время войны. 150 из них числились в списках алматинской городской организации бывших узников фашизма. Сейчас ряды организации насчитывают 62 человека. Все они – бывшие жители Белоруссии, Украины, западных районов РСФСР. У каждого из них своя трагическая история «плененного детства».

Марию Алексеевну Шадову в четырехлетнем возрасте угнали в плен вместе с матерью и восьмилетним братом. Оказались в Восточной Пруссии – город Коницы, лагерь Бромберг. Вместе с матерями дети батрачили на богатых хозяев-поляков. Напал тиф. Мать снимала с Маши и ее брата Саши одежду, обматывала вокруг горячей трубы, что торчала из печки-буржуйки – хоть как-то избавиться от беспощадных насекомых. Но тиф детей не миновал.

Тех обитателей лагеря, кого поражала страшная болезнь, забирали в отдельный барак и сжигали. «У него не тиф! У него корь!» – кричала мама, отбивая сынишку. Все-таки спасла. А маленькую Машу спрятала на чердаке местная кухарка. Она же потом рассказала, что пеплом сожженных людей удобряли поля.

Нина Вавиловна Яньшина с 1942 по 1945 год провела в семейном концлагере (были и такие) где-то под Дрезденом. Когда началась война, семилетняя Нина жила с мамой, бабушкой, четырьмя сестренками и братишками под Новгородом. Отец погиб еще в финскую войну. С наступлением немцев семья бежала из родных мест. Месяца полтора вместе с другими односельчанами спасались на болоте, кишащем змеями. Питались мхом, клюквой, какой-то травой. Потом пешком дошли до Риги. В лагере взрослые работали на каком-то секретном заводе. А Нина со старшим братом сделали подкоп под лагерной изгородью, по-пластунски они покидали территорию концлагеря и шли на поиски пропитания.

В мае 45-го в лагерь первыми ворвались американские танкисты. Радостно переговариваясь, кидали прямо на землю хлеб и конфеты, за которыми дети лезли буквально под танки. Из немецкого плена добирались долго. Почти все время шли пешком. Вернулись только в марте следующего года. Вместо дома – пепелище. Вырыли землянку, стали жить.

Эти и другие истории людей, попавших в юном возрасте в фашистскую неволю, будут тщательно зафиксированы и сохранены в архиве для будущих исторических исследований.

— Очень важно рассказать молодежи о том, что пережито нашими людьми в фашистском плену и по возвращении из плена. Мы встречаемся со студентами, делимся воспоминаниями, читаем стихи. Такие встречи морально поддерживают наших стариков. Хотелось бы запечатлеть все эти рассказы. Как же было бы замечательно, если откликнутся студенты – будущие историки, филологи, журналисты. Им будет польза и практика. И в истории останутся рассказы наших людей – бывших узников. А может быть, и книга получится, — считает председатель Казахстанской ассоциации бывших узников фашизма Вячеслав Артемьев.

Анна ЛИТВИНОВА
Алматы. Республика Казахстан

Другие статьи по теме:

В гостях у ветерана

Владимиру Петровичу Русалиеву – 102 года! Когда началась война, он был курсантом авиационного училища.

Читать далее...

Лисин Александр Васильевич

13 июня 2015 года, ушел из жизни ЛИСИН Александр Васильевич — Председатель Людиновской районной организации бывших малолетних узников фашизма.

Читать далее...

Смерти вопреки

Судьба мальчика из Полесья Михаилу Синькевичу по жизни выпала счастливая карта – в прямом и в переносном смысле. Дело его жизни – военная геодезия и картография. Окончил военное училище, гражданский вуз и академию, участвовал в разработке и создании единственного в мире военно-картографического поезда с уникальным цифровым печатным и спутниковым навигационным оборудованием. Михаил Ефимович продолжает трудиться…

Читать далее...

«Нет справки из концлагеря? Не верим»

Рассказ об ужасе, который пришлось испытать ребенку у фашистов, на чиновников впечатления не произвел. В документ из партизанского отряда не поверили. Для получения статуса малолетнего узника фашистского концлагеря сибиряку не хватило справок.   В редакцию газеты накануне Дня Победы обратился Александр Апанасенко — когда ему было шесть лет, он попал в плен к фашистам. Его заставляли собирать милостыню под дулом…

Читать далее...

Издают узники концлагерей

Владивосток Состоялось собрание наших лидеров – краевых, городских и районных. Горько сознавать, что ресурс наших жизненных сил тает с возрастом. Нашим активистам уже за 80, и даже за 90. Но общение с молодёжью продолжаем, рассказываем о нашем военном детстве и дарим книгу «Непокорённые». Кстати, приняли решение – дополнить нашу книгу рассказами о себе тех товарищей,…

Читать далее...