Отклик на статью: «На братских могилах не ставят крестов»

Уважаемый Леонид Кириллович!

Сбежав от короновируса на дачу, был без Интернета. Теперь всё наладилось и я хочу высказать своё мнение о последнем номере газеты, одним из лучших как по оформлению, так и по содержанию.

Особо меня тронула прекрасная статья Евгения Гришине «На братских могилах не ставят крестов». Но по-моему мнению, ракурс рассмотрения трагической страницы истории Великой Отечественной войны – «без вести пропавшие» — требуется расширить.

Коль Российская Федерация является преемницей СССР, то историю Россию, когда она входила в состав СССР, и необходимо рассматривать с « вершины СССР», не ограничиваться нынешними административными рамками России. Не только Евгений Михайлович, но почти что поголовно все историки и публицисты России страдают этим недостатком. Я об этом талдоню на каждой нашей встрече. Впервые на эту трагическую станицу войны обратил внимание Константин Симонов, но на него обрушился гнев многих маршалов, и он вынужден был замолчать.

Теперь конкретно эта проблема по Беларуси. Я тоже вначале предполагал, рассуждая логически, что основная масса без вести пропавших приходится на первоначальный период войны, когда мы отступали. Но когда стал анализировать районные книги Памяти, то оказалось, что подавляющее большинство пропавших без вести приходится на период, когда немцы были изгнаны. Объяснение этому нашёл в воспоминаниях оставшихся в живых таких призывников. Очевидно, такое положения в некоторых областях россии: Брянской, Смоленской и др..

Кадровые военные высокомерно относились не только к партизанам, но и к молодёжи, которые пережили оккупацию, даже если они были и подпольщиками, считая их «немецкими холуями». Их необученных, даже не обмундировав, не внося в списки, бросили в бой. Погибших не считали и не вносили в число жертв. Число жертв было бы ещё больше, если бы по каким –то каналам информация не дошла до Москвы – приказано было перейти к обороне и фронт застопорился на 9 месяце.

Каков контингент нынешних ветеранов войны? Это в основном штабные работники и политработники, а также призывники последнего месяца войны. В их представлении, они главные герои Победы. Ещё Герой-ас Александр Покрышкин говорил: «Кто не видел войны 41-го года, тот ничего не знает о войне.

Трагедия Беларуси, что в послевоенное время все государственные посты, вплоть до районных, заняли партизаны 43-го (большинство из которых ожидало – кто одержит верх) и последующих годов и «герои», успешно державшие оборону в окопах гостиницы «Москва» (стали героями и генералами немца живого, по которому надо стрелять, не видели. Компрометирующие на них документы засекречены в архивах России). Теперь им на смену пришли их внуки и правнуки.

Симонов поднимал и эту проблему, предлагая различать партизан первых месяцев войны и партизан 43 года.

Вот вкратце и всё. Как вы переживаете пандемию?

С искренним уважением,
Иван Мартынов

Другие статьи по теме:

Выжила в Освенциме

Татьяна Николаевна Исмаилова, малолетняя узница фашизма, живёт на одном их хуторов Воронежской области. Сегодня, в день 75-летия Победы — она счастлива!

Читать далее...

Письмо Президенту от Карасёвой

2020 год объявляется годом памяти и славы

Письмо в «Судьбу»

Примите самые добрые, искренние поздравления с 75-летием освобождения узников фашистских концлагерей и с 75-летием Победы в Великой Отечественной Войне…

Читать далее...

Обращение Мэра Москвы бывшим узникам фашизма

Мэр Москвы москвичам — бывшим узникам фашизма

Читать далее...