Вспомню деда своего…

Из памяти не сотрется никогда – Великая Отечественная война. И все-таки начну свои воспоминания не о войне, а вспомню деда своего – Павла Александровича Кошеурова. Дед мой был красивый, высокий, стройный. Служил он в царском флоте моряком, воевал в Порт – Артуре. Много он рассказывал о боях, в которых он участвовал в годы гражданской войны. У него были награды, которыми он гордился и всегда носил их на груди. Он был очень трудолюбивым, построил большой деревянный дом, участок засадил фруктовыми деревьями, цветами, овощами. Мама, Раиса Павловна Машарова, работала бухгалтером на городской электростанции. А жили мы в городе Калинине (ныне Тверь).

В день начала войны я была в пионерском лагере. На другой день нас отправили домой. Через город стали отступать наши войска. Через Волгу был огромный мост, по которому шли наши солдаты. Они были замученные, усталые от тяжелого оружия, которое несли на плечах. Мы, ребятишки, бегали за чистой водой и поили солдат. Они благодарили нас и продолжали свой нелегкий путь. А по радио без конца сообщали «воздушная тревога» и о том, что немец приближается к городу. Раздался гул самолетов и посыпались бомбы. Загорались дома один за другим. Через город проходила неисчислимая вереница людей, шедших лишь бы подальше от немцев. Слух об их невероятной жестокости дошел и до нас. Пришло время собираться и нам. Пошли куда глаза глядят, то есть прямо по большой дороге, на восток. Мы шли, а немецкие самолеты бомбили, стремясь попасть в скопления людей, в отчаянии убегающих в никуда. Они опускались так низко, что мы отчетливо видели фашистскую свастику на крыльях самолетов. Они открывали огонь, а мы разбегались врассыпную и прятались в кустах, уткнувшись в землю. Летчики смеялись, целились в нас.

На пути было много деревень, но трудно было найти пристанище. Нам вскоре повезло. Хозяйка небольшого дома с радушием приняла нас и поселила в маленькой комнатушке. Наступила зима, а дома дров не было, собирали сучья. В середине дома стояла русская печь, в ней готовили пищу, а иногда мы в ней и мылись. Все было… Было нечего одеть, обуть, порой ложились спать голодными со слезами на глазах, приходилось ходить по деревням, просить у всех кусочек хлеба, а каждый, кто помогал, сам жил, перебиваясь кое-как…

Вскоре началось наступление Красной Армии под Москвой… Возвращаясь домой, мы увидели вместо нашего дома пожарище… Но у нас осталась баня, дед кое-что переделал и мы в ней поселились. Жили впроголодь хлеб выдавали по карточкам по 200 грамм. Я ходила к маме на работу, приносила деду немного бульона. Однажды пришла от мамы и застала деда замерзшим. Похоронили деда в братской могиле. В 1943 году заболела мама и вскоре умерла. Я в это время тоже болела. Соседка (спасибо ей), увидев меня в тяжелом состоянии забрала меня к себе, хотя у нее в семье было семь человек. Вылечила меня тетя Акулина (так звали соседку), оформила документы и меня увезли в детский дом. Сейчас почему-то с ужасом говорят о детских домах. Я не понимаю этого ужаса. Прожила в детдоме с октября 1943 года по август 1949 года. Сказать плохого не могу. Во-первых, нас учили жить и работать. Мы все делали сами. У нас был большой огород, две лошади, две коровы, свиньи.

Жили дружно. У нас была кастелянша, мы ее звали «наша мама», с ней вместе ремонтировали постельное белье, одежду, штопали, латали заплатками. Она много рассказывала, читала нам книги. Как сейчас помню, сидим вокруг, она посередине, Мы за работой, и ее голос тихий, спокойный, она нам читает стихи Есенина, Пушкина, Лермонтова… Каждый день слушали сводки с фронта и освобождение каждого города встречали криками ура! И вот наступил тот день, когда ночью нас поднял директор Антон Николаевич и сказал, что кончилась война. Мы повскакивали с постелей и ринулись в зал. С замиранием сердца в необыкновенной тишине слушали голос Левитана. Что потом творилось! Нашего ликования не описать.

В конце августа меня отправили учиться в ремесленное училище г. Кимры, закончила РУ, получила среднее образование и специальность токаря. В 1951 году нас, 30 девушек — токарей и 30 юношей — слесарей посадили на поезд и привезли в Улан-Удэ, теперь уже ставший родным для нас городом, 40 лет проработала в цехе № 2 и ушла на заслуженный отдых.

В жизни все было – детство, война, детдом, РУ, завод. Без отрва от производства училась в вечернем техникуме, получила диплом технолога – нормировщика. Вышла замуж, родила детей, у меня два сына, у них свои семьи, воспитывают сыновей – моих внуков.

Тамара Сергеевна НАЗАРОВА
1932 г.р.
Улан-Удэнский авиазавод

Другие статьи по теме:

Бессмертный полк с президентом Австрии. Фото Алексея Конопатченкова (Москва)

Бывшие узники концлагеря Маутхаузен Николай Павлович Киреев (Россия) и Евгений Алексеевич Хрол (Белоруссия) на торжественной ежегодной церемонии в честь освобождения концлагеря вместе с президентом Австрии. Александр Ван дер Беллен держит в руках фото бывшего узника Ивана Панфилова 7 мая 2017 года Вот такой наш «бессмертный полк» на чужбине

Читать далее...

Видеописьмо ко Дню Победы

Почему не умирает «СУДЬБА»

Презентация в Улан-Удэ 14 апреля в Национальной библиотеке Республики Бурятия в связи с 75-летием известного журналиста, издателя и редактора, бывшего узника фашизма Леонида Кирилловича Синегрибова состоялась презентация электронной версии газеты «Судьба».

Читать далее...

История русской девочки, пережившей немецкий плен

Поздравления!

В преддверии Дня Победы навестили семьи погибших «Защитников Отечества» , вручили памятные знаки «Семье погибшего Защитника Отечества!» Низкий поклон вам наши Родные, за ваших сыновей! Сделавших нашу страну без взрывов и терроризма! Всем огромная благодарность, кто не остался равнодушным к этому мероприятию, а также «Боевому Братству» Бурятии и РОО «Союз Солдатских матерей Бурятии» за предоставленные…

Читать далее...