Сдобнова Нина Степановна

Она расписалась на Рейхстаге!

Нет, это не заслуга, а удача — Стать девушке солдатом на войне, Когда б сложилась жизнь моя иначе, Как в День Победы стыдно было б мне. Юлия Друнина

Нина Степановна Сдобнова (Ермилова) родилась 14 декабря 1922 года в с. Фёдоровка, Ламского района, Тамбовской области. В родном селе закончила 7 классов. В 1938 году переехала в город Баку.

После окончания средней школы работала секретарем в управлении Бакинской бытовой сбыт промышленности, затем работала в обществе Красного Креста и Красного полумесяца, откуда в июле 1942 года ушла на фронт.

С 1946 по 1960 гг. работала в библиотеке парткабинета.

С 1987 года уходит на пенсию с предприятия нефтяной промышленности.

С сентября 1994 года проживает в с. Бичура.

Имеет награды: медали «За оборону Кавказа», «За боевые заслуги», «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «Победу над Германией» и др. «Орден Отечественной войны 2 степени», несколько почетных грамот с благодарностью от правительства Советского Союза.

Передо мной пожелтевшая тетрадь, где мелким красивым почерком записаны воспоминания этой замечательной женщины, прошедшей войну. Делюсь с читателями газеты «Судьба» дословно…

«Великая Отечественная война была навязана нашему народу фашистской Германией.

На защиту Родины поднялся весь советский народ, наравне с мужчинами пошли на фронт и женщины.

Для женщин Обществом Красного Креста и Красного полумесяца были организованы курсы санитарных дружин, где проводилось обучение оказанию первой медицинской помощи. Шёл 1942 год.

Вместе с другими девушками я окончила эти курсы и была призвана в ряды Советской Армии Орджоникидзевским Райвоенкоматом города Баку.

Нас 12 девушек направили на сборный пункт, где находились девушки с других РВК.  В это время в Армении происходило формирование диви­зии. То, что мы направлены туда, нам сообщили только в поезде. В Ереване мы пробыли месяца полтора, затем приняли присягу.

Однажды ночью нас подняли по тревоге, после спешных сборов наш состав тронулся в путь, и уже в дороге нам выдали обмундирование. Через несколько дней наш состав остановился недалеко от города Грозный среди кукурузных полей. Затем на машинах нас привезли в Грозный, где началась подготовка похода на боевые позиции.

Первое боевое крещение мы приняли при освобождении города Малгобек.

Сдобнова справа

Наша дивизия несла большие потери, бойцы были необстрелянными. Мы, девушки-санитарки, спешили к раненым бойцам, чтобы вовремя остановить кровь, перенести солдат в укрытия, которыми служили, в основном, воронки от снарядов. Мы делали всё возможное и невозможное, чтобы на поле боя не осталось ни одного раненого бойца.

Наша дивизия в составе Закавказского и Северокавказского фронтов прошла Ставропольский и Краснодарский края. Однажды после очередного пополнения в Краснодарском крае мы выдвинулись на передовые позиции по направлению к Горбузовой балке, сделав небольшой привал в ожидании разведчиков, которые вернувшись, доложили, что в данной станице немцев нет, и здесь можно остановиться на ночлег. Мы, три девушки, остановились у одной женщины и, конечно, быстро уснули. Вдруг среди ночи хозяйка разбудила нас: «Девочки, в станице немцы!». Мы услышали разрывы снарядов, стрельбу.

Оказалось, что фашисты под покровом ночи сняли часовых, окружили станицу и устроили настоящую бойню: жгли костры и бросали в них раненых… Вот что такое фашизм. Такое забыть невозможно.

Вскоре нам на помощь прибыли бойцы из дивизии, которая располагалась недалеко, в станице Джарелиевка. В том бою погиб наш командир, полковник Данилин, и вновь мы остались на пополнение.

В следующий бой мы вступили на Таманском полуострове. Наша дивизия стала именоваться «Таманская стрелковая дивизия». Мы прошли Новороссийск, и после очередной передышки нас направили на крымское направление в Отдельную приморскую Армию, где образовался небольшой плацдарм, туда нас перебросили на катерах через Керченский пролив. Там мы находились между жизнью и смертью, из-за бесконечных налётов невозможно было поднять голову. Но немцам не удалось нас сломить. Вступив в бой, мы заняли город Керчь, к сожалению, ценой жизней двух наших девушек-санитарок.

В этом бою произошёл случай, о котором хочется рассказать. Наша дивизия расположилась в Аджимушкайских катакомбах, чтобы подготовиться к следующей схватке. Перед боемнеобходимо было, как обычно, вручить партийные билеты. Выписывать их поручили четверым — зам. командира дивизии по политчасти, зав. учётным сектором, фотографу и мне.

В сопровождении трёх бойцов мы добрались до катакомб. По дороге недалеко от нас упал снаряд, но, на наше счастье, не взорвался. Мы уже приступили к работе, как вдруг немцы окружили нас, отрезав путь к выходу. Мы вынуждены были оставаться в этих катакомбах в нечеловеческих условиях. В кромешной темноте день и ночь горели светильники, устроенные из гильз, дышать приходилось копотью. Но самое тяжёлое испытание — отсутствие воды. Только когда шёл дождь, мы мочили носовые платки в ручейках, бежавших через небольшие отверстия, протирали ими губы и язык, высасывая спасительную влагу. Жажда мучила до галлюцинаций. У нас был сухой паёк, но мы не могли кушать без воды. В таком положении мы находились 20 дней, пока нас не освободили. Когда выходили из катакомб, голова кружилась от слабости. Затем в медсанбате я прошла реабилитацию.

А далее был бой под Севастополем. Мы освобождали город Балаклау, где позже был установлен памятник нашей Отдельной приморской Армии.

После освобождения Крыма нашу дивизию направили в Польшу на 2-й Белорусский фронт, которым командовал маршал Рокоссовский.  Дорогами войны мы прошли Польшу, освобождали концлагерь Майданек, Варшаву, другие населённые пункты.

В марте 1945 года мы перешли границу Германии в районе реки Одер и вышли к городу Франкфурт, войдя в состав 1-го Белорусского фронта под командованием маршала Г.К.Жукова.

Передвигаясь по территории Германии, мы подходили всё ближе к Берлину. Последнее наступление началось 1 мая 1945 года, когда наша дивизия вступила в бой под Берлином. Командир дивизии дал распоряжение оставить всех девушек в медсанбате, чтобы сохранить нам жизнь. Мы принимали раненых до 4-х часов утра, после чего командир медицинской роты, он же ведущий хирург, Ю.Т.Кудинский, приказал всем идти отдыхать. Так как от усталости мы просто валились с ног, то быстро уснули.

Не помню, как долго мы спали, но разбудил нас зам. командира батальона по политчасти. Медсанбат был окружен.

Видя испуг в наших глазах, врач Кудинский строго приказал: «Не паниковать, забаррикадируйте дверь и не издавайте ни звука». Так мы просидели, пока нам не дали знать, что все спокойно. Мы спустились вниз, оказали помощь раненым, разместили их в одном из помещений.

После чего продолжили заниматься в операционной: кто-то мыл инструменты, кто-то стерилизовал их и т.д. Я под диктовку врача заполняла карты передового района, т.е. отмечала, какая помощь оказана раненым. И вдруг к нам врывается боец, кричит: «Немцы!». Все бросились бежать, но бежать было некуда — напротив двери остановился фашистский танк. Тогда я вернулась в помещение, отодвинула шкаф за которым, на наше счастье, оказалась пробоина. Мы бросились в траншею, и только это спасло нас.

Каким-то образом нашему командиру дивизии было сообщено о том, что медсанбат попал в окружение. Нам на помощь было выведено несколько самоходных орудий из боя. Позже выяснилось, что на нас напала немецкая группировка, которая спасалась бегством и встретила нас на пути.

Берлин практически пал, и нас перебросили туда. В одном из помещений было устроено хирургическое отделение, в котором мы опять принялись за работу. На этот раз нам пришлось оказывать помощь не только нашим бойцам, но и раненым немцам, поступающим к нам в большом количестве. Мы проявили гуманность.

2 мая 1945 года Берлин был взят нашими войсками под командованием маршала Жукова Г.К. Мы каждый день ждали радостную весть о Победе, и она пришла к нам 9 мая. Ясчастлива, чтодошла до Берлина и расписалась на стенах Рейхстага.

От радости плакали не только мы, воины, но и все советские люди.

Немало выпало испытаний на долю нашего поколения. Ведь Победу ковали не только воины, но и труженики тыла, которым приходилось трудиться в тяжелейших условиях».

Давайте пожелаем Нине Степановне здоровья! Тамара Григорьевна Андронова, гл.библиотекарь МБУ «Бичурская ЦБКС» Статьи о Сдобновой Н.С.

«Лишь ты смогла, моя Россия» // Бичурский хлебороб. — 2005. — 6 мая.; «Дошла до Берлина» // Женщины Бурятии.—2010.- №1. — С.5.

Другие статьи по теме:

Наш Нюрнберг продолжается!

Глава Бурятии Алексей Цыденов и Полномочный представитель Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев вручили юбилейные медали «75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.» ветеранам ВОВ и труженикам тыла.

Читать далее...

Памятный знак в Волгограде

27.02.2020 в зале заседаний «Дома архитектора» прошла встреча рабочей группы по установке памятного знака памяти жертв Холокоста в сквере им. 8-го марта г. Волгограда.

Читать далее...

Была такая война…

Сагаалганай Уулазлга 2021

http://mirburyatia.ru/

Читать далее...

Наш долг – вернуть достоинство

12 мая 2021г. в хуторе Приморский Калачёвского района Волгоградской области состоялось официальное открытие памятного знака жертвам Холокоста – мирным гражданам-евреям, нашим землякам. Холокост – одна из самых трагических, страшных и позорных страниц в истории человечества. Позорных – для тех, кто совершал эти вопиющие по своей жестокости злодеяния. Холокост – это ад, творившийся на Земле в…

Читать далее...